irina_sbor (irina_sbor) wrote,
irina_sbor
irina_sbor

Categories:

Три дня с дальнобойщиком. 4

Краткое содержание предыдущих серий.
1999 год.
Я еду в огромной фуре, набитой священными реликвиями моих старушек.
Из Мариуполя везу добро в Ленинградскую область. В кабине с малознакомым украинским дальнобойщиком, десятилетним сыном и с долларами в сумке, брошенной под ноги, чтобы не вызывать подозрения.
Наплевав на конец века, тысячелетия, парад планет, роковой для страны месяц август и предсказание всех гадателей мира сидеть дома и не высовываться, я сделала великое дело и теперь с чистой совестью возвращалась в родной Сосновый Бор.


Несмотря на эти явные неудобства, ехать было интересно.
Во-первых, я люблю дорогу, она утоляет все мои печали!
Во-вторых, я прикоснулась  к огромному и неизвестному мне миру водителей-дальнобойщиков. Это мир показался мне полным романтики, опасности, красивых рассветов, закатов, настоящих мужчин, боли, злости…
Я с удивлением увидела другую жизнь!
Я раньше думала, что дорога – это просто полотно, по которому пролетают разнообразные движущиеся механизмы. Полотно бесстрастно, оно оставляет в памяти  людей, заключённых в механизмы, только стремительно летящие за окном пейзажи. Полотно – это полигон для  огромных скоростей, поэтому устойчивый мир там образоваться не может.
Я была совсем не права…Ещё как может!
Оказалось, что дорога это огромный мир, со своими законами, правилами, героями и подлецами, подвигами и предательством.
И как мне показалось, что этот мир лучше нашего…в нём мало лжи.
Врать на дороге опасно для жизни. Дорога этого не прощает.
Игорь, увидев во мне благодарного и любопытного слушателя, с упоением рассказывал о  жизни дальнобойщиков.
Скатываясь в романтические образы.
И правильно.
Женщинам в этот мир вход не запрещен, но дальнобойщики его не поощряют.
Поэтому немного вранья и героического антуражу на доверчивые женские уши навешать и можно и нужно!
О коллегах, о взаимовыручке, о девушках на обочине.
Благодаря этому путешествию я лишь слегка заглянула в мир дальнобойщиков. Но даже то, что я увидела и узнала, поразило меня своими масштабами и глубиной….
Безликое полотно превратилось в неведомую страну. И ещё неизвестно, где на самом деле живут дальнобойщики, а где просто проводят время с семьей, изнывая от тоски по Дороге.
Игорь понял моё состояние и следующие два дня просто разливался соловьем, рассказывая дорожные байки, показывая какие-то карьеры, селения…
Мы вдруг лихо свернули с трассы и стали спускаться в огромный карьер за …соляркой! Этим вороватым бизнесом занимались некоторые  водители  машин, работающих в карьере.
Карьер произвёл сильное впечатление, но ещё больше я была поражена нашим ювелирным выползанием из огромной воронки задним ходом…
Огромная фура, этот гигантский таракан…по узкой дороге…задом ползёт наверх!
Я когда в 1812 году сдавала в школе ДОСААФ экзамен на получение водительских прав, на каком-то микроскопическом Жигуленке не могла в ворота задним ходом вписаться….А здесь!
Игорь был высочайшего класса водитель. Он вёл машину, как мальчик игрушечный автомобиль.
Его машина словно уменьшалась в габаритах, когда он похохатывая, ловко втискивал её в повороты, в узкие проезды. Для меня это было верхом мастерства.
А когда я вижу перед собой Мастера, я влюбляюсь в его талант, наплевав на шорты, потную футболку, старые сандалии и физиономию мишки Гамми.
Поэтому мне хватило суток, чтобы оценить мастерство водителя, влюбиться в него и не скрывать своих восторгов.
Игорю это, безусловно, нравилось, и наша дорога проходила в гармоничном союзе болтливого водителя и благодарных слушателей-пассажиров.
- Надо заехать в Москву, - вдруг доложил мне Игорь, когда мы приближались к столице нашей Родины.
- Зачем?
- Всего на пару часов.  Мне надо навестить друзей. И принять душ. Я не могу в такой жаре без душа ехать.
У меня аж в зобу дыхание спёрло!
Нет, вы видели? Вы подумайте, какая цаца! Душ ему принять! Я буквально минуты до дома считаю, два дня просидев истуканом в кабине, а он в душ! Сделайте мне больно за мои же деньги! Хам, мысленно прооралась я, а вслух спокойно спросила:
- Это обязательно? Приедем к нам, я тебе и душ и борщ приготовлю. Мы же столько времени потеряем, Москва, пробки, жара…Давай потерпишь, а?
- Нет. Это не обсуждается. Я очень  быстро.

Хорошо. Я замолчала, пытаясь найти  и для себя бонус в этом неожиданном московском заскоке.
Да и ладно, подумала я, поболтаемся с сыном по московским улицам, погуляем. Развеемся.
Прогулка не удалась.
Мы остановились на дремучей московской окраине. Напротив  огромного рынка, рядом с какими-то домиками, палатками, складскими помещениями.
В 1999 году столичные рынки тоже были огромным миром со своими законами и порядками. Но этот мир меня не интересовал вообще.
Мы даже решили из машины не выходить. Меня ещё посещали панические атаки, и я ещё была готова к варианту «Случись что».
Мы сидели и смотрели как граждане бывших союзных республик бесконца снуют туда-сюда с тележками, корзинами, коробками. Овощи. Фрукты. Семечки.
Я вяло рассуждала, что версия с душем была прикрытием. Что Игорю непременно нужно было навестить друзей. Живущих около рынка. Зачем? Чтобы что-то взять. Деньги, наверно…Наверно, возит сюда что-то на продажу…
Ход моих мыслей был злобно-вялый, потому что уж очень хотелось ехать домой, а не сидеть и пялиться на московский рыночный люд.
Игорь вернулся.
Он был свеж как молодой редис и незатейлив, как грабли. Эта фраза великого О. Генри вспомнилась вдруг, при взгляде на довольного дальнобойщика.
Игорь благоухал свежестью, чистотой, и, не обращая внимания на мою злобную физиономию, стал убалтывать меня анекдотами, очередными дорожными байками.
На Ленинградскую землю мы влетели, как на крыльях.
Здесь необходимо напомнить, что в конце прошлого века наш город был глухо закрытым и для въезда в Сосновый Бор необходим был пропуск.
Пропуск мне сделали, отвезли его на КПП и оставили у дежурного. Въезд в пограничную зону был разрешён и водителю и его машине.
Но в конце прошлого века у водителей не было навигаторов. Поэтому Игорь, изучив карту местности на бумажном носителе, немного попутал, и уверенно повел машину на въезд в город совсем с другой стороны.
Мы ехали мимо величественных сооружений Ленинградской атомной станции имени В. И. Ленина.
Огромная фура, набитая неизвестно чем, благополучно въехала в город никем не остановленная.
Мой пропуск сиротливо завял на КПП.


Мебель и другие священные скарбы бабушек мы разгружали в гараж.
И вот, когда последний тюк мариупольского барахла был снят с машины, передо мной открылась чудная картина…
А дело в том, что в Мариуполе я не видела пустого кузова фуры.  При погрузке я металась по дому, указывая грузчикам откуда что брать, к машине даже не подходила.
А при выгрузке увидела!
Там, скрытые от всех посторонних завистливых глаз и жадных рук стояли мешки с чёрным золотом!
Много-много семечек, заваленных моим старым барахлом.
И тут, как пишут в романах, глаза мои раскрылись, и я поняла, почему  два месяца Игорь пас меня в Мариуполе, почему согласился скинуть 200 долларов и почему требовал непременного моего сопровождения.
Шокирующая правда была такая шокирующая, что я развеселилась!
Это Игорь  в меня не влюбился, это он, прикрываясь  барахлом и моим страшно худым, измождённым видом, вёз контрабандой семечки, не отдав по дороге  ни копейки жадным гаишникам России и Украины!
Скажу честно, я совсем не расстроилась, потому что  вдруг почувствовала себя героиней контрабандистского фильма!
И без того странное наше путешествие приобрело  романтический налёт.
Кроме того, мы доехали в целости и сохранности. Включая валюту и священный скарб.
Я увидела  совершенно неведомую мне жизнь дальнобойщиков и поняла, что это одна из самых мужественных профессий.
Я была благодарна Игорю  за его бесконечные разговоры.
Он подтвердил мою теорию.  Нет плохих наций, есть отвратительные люди. Ситуации «Случись что» в дороге не произошло, но мне показалось, что в критический момент дальнобойщик был бы моим защитником.

Мы расстались с Игорем полюбовно.
Накормили его борщом и предложили переночевать, не ехать  ночью в далёкий путь.
Но хитрый комбинатор вежливо поблагодарил и заторопился назад. Домой. Так он нам сказал.
Но я то знала, что он торопился в Москву, на тот самый рынок, быстро отдать мешки с семечками, забрать деньги и уже с чувством выполненного долга возвращаться на большую дорогу.
Потому что под лежачий камень коньяк не потечёт!



Tags: #опупея, опупея
Subscribe

Posts from This Journal “#опупея” Tag

  • Мои 90-е. Мораль

    (часть 1) (часть 2) (часть 3) (часть 4) (часть 5) Часть 6 Жизнь не так страшна, как иногда кажется. Жить не так ужасно, как мы иногда думаем.…

  • Мои 90-е. Мы ждём перемен

    (часть 1) (часть 2) (часть 3) (часть 4) Часть 5.90-е дали отечественным журналистам свободу. Невиданную свободу! В маленьких городках как…

  • Мои 90-е. Жизнь в телевизоре

    (часть 1) (часть 2) (часть 3) Часть 4 Мудрые люди давно заметили – мироздание не может душить человека со всех сторон одновременно.…

  • Мои 90-е. Жизнь в отсутствии денег

    (часть 1) (часть 2) Часть 3 Жить в отсутствии денег тяжело. Но не смертельно! Человек вообще удивительно живучее существо. Я думаю, что его…

  • Мои 90-е. Жизнь в отсутствии еды

    (начало) Часть 2 В телерадиокомпании я окунулась в атмосферу молодого задора, энтузиазма, творческой свободы и неистребимого оптимизма. Мы…

  • Мои 90-е. За прилавком

    Часть 1. В начале 90-х я в очередной раз приехала на ПМЖ в город Сосновый Бор. Решив, что всё! Это постоянное место будет окончательно постоянным!…

promo irina_sbor november 5, 2015 23:29 7
Buy for 10 tokens
Я люблю отель «Санкт-Петербург» потому что там есть две потрясающие вещи – панорамные окна с широкими подоконниками и видом на Неву и картофельная запеканка в ресторане «Беринг». Ради этого я готова на многое. Даже на такое - поехать в Питер не ради хорошего спектакля…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 66 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →