irina_sbor (irina_sbor) wrote,
irina_sbor
irina_sbor

Нелюбовь. Анна

Продолжение продолжения. Начало.

Игнат пришёл без предупреждения. Поздно вечером.
Пришёл….
Нет, не так. Справедливо было бы сказать – приполз.
В таком виде уже не ходят, в таком виде ползут…


художник Роман Гарасюта


Передо мной, тяжело опираясь на косяк, стоял бывший муж.
Больной? Пьяный?
Я ничего не понимала и тупо хлопала глазами.
Он ввалился в квартиру и, не здороваясь, выдохнул:
- Аня, спаси меня. Спаси. Или я убью её. А потом себя.
От этого дешёвого мелодраматизма мне стало совсем не по себе. Я знала, что Игнат к подобным сценам склонности никогда не имел.
Я присмотрелась, принюхалась. Не пьяный, это очевидно. Но лицо осунулось, щетина, глаза безумные.
Болен?
На всякий случай сделала бодрое лицо.
- Успеешь ещё.  Давай, проходи. Пойдём, чаю похлебаем.

На кухне, под мягким светом абажура Игнат расслабился и только что не высморкался в мою белоснежную скатерть.
Я не верила собственным глазам.
Я никогда не видела его таким. Я даже не предполагала, что это возможно.
Игнат был сильным мужчиной. Сильным физически и энергетически.
В нашей семейной ячейке общества он быстро «подмял» меня под себя. Я так и не поняла, как это произошло. Несколько виртуозных пассажей и вуаля – я стала классической «жертвой».
И мне это активно не понравилось.
Я попыталась было сопротивляться, но получила такой жёсткий отлуп, что, сказать откровенно, даже стала его побаиваться.
Нет, он не бил меня, упаси Боже, но его придирки, моделирование ситуаций в которых я должна была бесконечно оправдываться,  меня пугали…
Я как наказанный ребёнок вечно стояла в углу…
И не могла понять за что, собственно, меня наказали.
Поэтому  в один прекрасный для себя момент, я собрала всё мужество в кулак и подала на развод.
Игнат согласился легко, видимо, ему самому надоела моя безмолвная жертва.
Но расставались мы ужасно. С криками, скандалами, обвинениями. Собственно, орал Игнат. У него это получалось виртуозно.
Я, по обыкновению отмалчивалась, потому что стала сильно его  бояться. Боялась, что звезданёт меня по носу, пребывая в своём  экстазе. Я как-то слабенько оправдывалась, быстро собирала вещички и быстро сбежала из нашего семейного очага, ячейки общества.
И вот я вижу перед собой Игната, из которого вынули все кости и откачали всю волю. И это был не оптический обман. Это была жуткая реальность. Я молчала.
- Аня, извини, что я тебя гружу. Но мне некуда идти. Я убью её. Я её ненавижу. Она ведьма, я боюсь её…Спаси меня. Ты можешь, я знаю, или я убью её, а потом себя.
- Кого убьешь? – я все ещё ничего не понимала.
- Ксюху. Я ненавижу её.
- Ну…ты многих в этой жизни ненавидишь, честно говоря… И живёшь с этой ненавистью вполне себе нормально. Убивать-то зачем?
- А мне не жить. Ты понимаешь?! Мне не жить больше! Она мне жить не даёт! – Игнат смотрел на меня совершенно безумным взглядом.
Мне стало страшно. От этого я стала говорить ещё медленней и равнодушней.
- Подожди. Как-то у тебя всё сильно трагедийно. Как в кино. Дрянном. Давай спокойно. Ты её ненавидишь. Так выгони. Ключ от квартиры забери и дело с концом.
- Я не могу. Я пробовал, выгонял. А потом зову. Я не могу без неё.
- Как это? Я не понимаю… ты же её ненавидишь?
- Да! – Игнат уже начинал орать, - ненавижу за то, что не могу без неё жить, за то, что она мне всю душу вымотала, эта ведьма, эта стерва, эта …
Он задохнулся, и на глазах его выступили слёзы! Это было страшное зрелище. Люди, которые не умеют плакать, и вынуждены это делать… лучше на них не смотреть в такую минуту.

Я закурила, отошла к окну.
- Я не понимаю тебя. Ты взрослый, сильный мужик, ты сам кого угодно сломать можешь, я не понимаю, что происходит с тобой. Может быть это болезнь, психоз какой-то… Сходи к врачу.
- Не пойду. Как я пойду? Что я скажу? Что меня, здорового мужика какая-то профурсетка в бараний рог скрутила?
- Хорошо. К врачу ты не хочешь. А от меня ты что ждёшь? Я уж тем более ничего не могу сделать… Я даже понять это не могу, мне ваши бразильские страсти недоступны…
- Конечно, ты не можешь понять, тебе страсти недоступны, ты всегда была такая недоступная!
Я отцепилась от окна и в изумлении посмотрела на Игната.
- Ой, прости, прости, прости, я совсем стал дурной, нервы ни к чёрту…
Ага, подумала я облегчённо, раз ты зубами клацаешь, значит не всё так плохо.
И сказала очень резко. Грубо сказала.
- Я не знаю, чем тебе помочь. Мне тебя безмерно жалко, но только ты сам можешь вытащить себя из этого состояния. Это твои разборки с самим собой. И с твоей женщиной. Иди домой.
- Я уйду. Но прошу тебя, помоги, придумай что-нибудь, слушай, у меня такое подозрение, что она меня околдовала, что она ведьма, может быть, ты бабку найдешь, а, давай к бабке съездим?
- Да ты вообще уже рехнулся! Какая ведьма, Игнат, ты сам себя слышишь? Понимаешь, что ты несёшь? Какая ведьма? Нет никакой ведьмы! Есть твоё малодушие. И нежелание самому решать свои же проблемы. Ну, извини! Я по твоим бабам бегать не буду. И просить её от тебя отцепиться тоже. Сам.
- Она не отцепится, - Игнат тяжело встал и пошёл одеваться. – Она сама ни за что не отцепится, я чувствую это. Я это знаю.
Он оделся и, не прощаясь, ушел в ночь.

Я ничего не понимала.
Я не понимала этот безумный разгул страстей человеческих.
Это невозможно, говорила я себе, так не бывает. Но моё сознание ехидно отзывалось:
- А что ты сейчас видела? Так бывает.


художник Роман Гарасюта


Утром я пошла на работу с тяжёлым чувством внутренней борьбы.
С одной стороны, чего ради я должна думать об этих совершенно чужых мне страданиях? Кто он мне? Человек, с которым я по какой-то иронии судьбы жила в одной квартире. И всё.
Но с другой стороны, я так была потрясена видом Игната, что хотелось помочь. Мне было жалко его, я понимала, что ситуация очень серьёзная.
И плачевная.
Но что делать я не знала.

В Университете день пролетел незаметно.
Уже вечером, в опустевшем студенческом буфете ко мне подошёл с чашкой кофе наш преподаватель, священник русской православной церкви, иерей отец Андрей.
Да, отец Андрей читает у нас лекции по истории мировых религий.
Выпускник Ленинградского Университета о. Андрей начинал свою трудовую деятельность в одном из  научных институтов нашего городка, успешно занимался наукой, защитил диссертацию, а в 90-х годах резко свернул со своей удобной и ровной дороги. В православие.
Семинария, священнический сан и многолетняя служба в нашем приходе.
А потом и преподавание в  Университете.

Вообще-то к церкви я отношусь сочувственно.
Верующим человеком назвать себя не могу, но в храмы ходить люблю. Из эстетических соображений.
Люблю слушать церковный хор и любоваться на иконы. Вот, собственно, и всё.
Перед священниками сильно робею, потому что чёрные рясы, бороды и часто насупленные лица внушают мне страшно благоговейное почтение.
О. Андрей - это единственный священник, с кем я могу свободно общаться.
Его светское научное прошлое и невероятно обаятельная манера разговаривать так располагают, что частенько мы с ним под студенческий кофеёк болтаем о том, о сём.
- Что у вас случилось Анна Петровна? – о. Андрей с улыбкой смотрел на меня.
- А что, так заметно? – заволновалась я, потому что не любительница транслировать проблемы на лицо.
- Да как сказать…хотя воля ваша, давайте помолчим.
И вот тут я даже не успела сообразить, подумать, что делаю, как вдруг заговорила горячо и взволновано.
- А что, отец Андрей, есть же в православии такие молитвы, ну чтобы почитал, думая о человеке, которому сейчас плохо и ему стало хорошо.
О. Андрей непонимающе улыбнулся.
- Кому плохо? Кому хорошо? Я ничего не понимаю.

Я не собиралась рассказывать священнику тараканьи бега своего бывшего мужа. Абсолютно не собиралась.
Священник, для меня, это последний человек, кому бы я поведала разгул чужих нечеловеческих страстей.
И всё же.
Всё же сама не понимая почему, я быстро, сбиваясь и путаясь, пересказала о. Андрею краткое содержание вчерашнего визита.
- И что же вы хотите, простите, я так и не понял?
- Помочь хочу, мне его очень жалко. А так как помочь я ничем не могу, вот я и подумала, может быть, помолиться за него какой-нибудь специальной молитвой? Такой…. сильнодействующей. Для особенных случаев человеческого безумства. Ситуация ведь серьёзная. Поэтому я предполагаю, что молитва должна быть особенная. Я права?
Отец Андрей молчал.
Слова подбирает, подумала я обреченно, чтобы прямо не сказать, что я дура необразованная, креститься толком не умею, а туда же в молитвенники лезу…
- Вы правы. Ситуация очень серьёзная. Настолько, что я бы вам посоветовал отойти в сторону. И уж, тем более, не молиться.
- Как так, отец Андрей? – я уставилась на священника. – Это вы мне говорите? Вы, священник, говорите, чтобы я не молилась? А как же христианская любовь, помощь ближнему своему? Как?  Я вас не понимаю.
- И не надо. Я запрещаю вам молиться за этого человека. Слышите? Запрещаю.
Я не сдавалась.
- Но вы не имеете права так говорить! Я хочу помочь!
- Вы ничем не поможете.
- Этого никто не знает. Делай, что должно и будь что будет. Я по этому принципу живу. Только иногда  не знаю, что должна делать. Помогите мне.
О. Андрей молчал. Потом нехотя ответил.
- Посоветуйте мужу съездить в монастырь и поговорить с монахом о своей проблеме. Это всё, что вы можете для него сделать.
- Да вы что, отец Андрей! Это исключено! Игнат, когда про монахов и священников слышит …. Ну вы сами понимаете. Он, конечно, крещёный и типа православный, но вы же знаете таких…Он не любит церковь. Не любит священников. Вы  понимаете…
- Я понимаю. Но в его ситуации это единственный выход. А вы ему просто предложите. Вы же сами говорите – делай, что должно и будь, что будет. Вы должны дать совет, вот и делайте, что должны. А дальше его воля. Его свободный выбор.

Я задумалась.
Честно говоря, идея поехать в монастырь с проблемой такого… неврастенического характера мне показалась странной. Если не сказать больше. Абсурдной, что уж говорить.
- А куда ехать? В какой монастырь?
-  Да в любой. Только не в женский. В женских монастырях нестроений много. В мужской пусть едет.
- А там что делать? К кому подойти, что спросить?
- Просто, зайти в храм, желательно на службе побывать, потом подойти к любому монаху и поговорить. А вы что собираетесь ехать вместе с ним?
- Не знаю. Я уверена, что он откажется. Но если согласится, я думаю, он без меня не поедет.

 О. Андрей опять погрузился в молчание. Что-то долго изучал в своей кофейной чашке.
Потом посмотрел на меня и улыбнулся.
- Тогда мой вам совет. Ничему не удивляйтесь и не теряйте самообладания. Чтобы ни случилось, чтобы вы ни увидели. Делайте, что должно. Да, и не бойтесь ничего.
На этих словах о. Андрей быстро встал и, извинившись, ушёл.
Я осталась одна.

 Я рассеяно оглядывала знакомый до тошноты студенческий буфет, витрину с плюшками, буфетчицу Ирину, саму похожую на огромную сдобную плюшку, и не верила сама себе.
Что происходит?
Что это за дурацкое кино с безумным мужем, с таинственными монахами, опасностями, неожиданностями, которых я не должна бояться… Что это? Это вообще со мной происходит или с кем? Меня Анна Петровна зовут или я в какую-то чужую роль вляпалась?
Я решила быстро покончить с этим. Я устала, раздражаясь собственной внутренней борьбой.
Я позвонила Игнату и попросила утром подбросить меня на работу.

Утром сидя в машине, я совершенно спокойно и даже равнодушно, предложила ему поехать в субботу в монастырь и поговорить с монахом. С каким-нибудь. Так, просто поговорить.
Я всё это сказала и, замирая от страха, приготовилась услышать вопли.
Игнат молчал, сосредоточенно глядя на дорогу.
- Думаешь, поможет?
- Не знаю, но попробовать надо.
- Я один не поеду. Поедешь со мной?
- Поеду.
Мы замолчали, и я уже было успокоилась, как услышала до боли знакомый, свистящий полушёпот.
- Ты сама соображаешь, что ты мне предлагаешь? Ты своей башкой думала, прежде чем мне это говорить? А? Чтобы я поехал к этим попам и стал им рассказывать, как меня молодая сучка чуть до смерти не затрахала? Ты этого хочешь? Да? Отвечай! Что молчишь? Чистенькой хочешь остаться, да?
- Останови машину. Я выйду. Дело твоё. Можешь никуда не ехать. Больше мне нечего тебе сказать.
- Нечего? Тебе всегда нечего сказать!!!
Игнат переходил на визг. Но мы уже приехали и я, выскочив, как ошпаренная из машины, бросилась по ступенькам наверх.
- Стой! Куда?! Я ещё не договорил! Куда бежишь, а ну подожди!
Я остановилась и обернулась.
Игната надо было успокоить.
В Университет торопились студенты, преподаватели.
Голосящий дядька не лучшее начало нового дня.
- Игнат, успокойся, на работу пора, всё, пока, потом созвонимся.
- Я спокоен, я удивительно спокоен, потому что я всё понял, ты всегда была выше меня, и я никогда не мог до тебя дотянуться, ты всегда была лучше, чище, умней меня! И ты этим теперь упиваешься, да? Тебе приятно теперь смотреть на меня, да? Вот, наконец-то, я окончательно вывалялся в грязи, так? Наслаждаешься?

Я смотрела на Игната действительно сверху вниз. Потому что уже стояла на последней ступеньке.
А он орал внизу. Около своего авто. Стоял, орал и пугал студентов.
Всё. Надоел. Пошёл вон, подумала я и рванула на себя дверь.

Он позвонил через два дня.
- Аня. Извини. Я был не прав. Прости. Я прошу тебя поехать со мной в монастырь. В эту субботу.
(продолжение следует)


Tags: жизнь Анны Петровны
Subscribe

Posts from This Journal “жизнь Анны Петровны” Tag

  • Нелюбовь. Эпилог

    Окончательное окончание всего. Игнат позвонил Анне ровно через неделю. В субботу. Не здороваясь, начал говорить горячо и хлопотливо: - Аня, это…

  • Нелюбовь. В монастыре

    Почти окончание продолжения. Анна предложила поехать в мужской монастырь, расположенный в 60 километрах от городка. Ближе ничего не было.…

  • Нелюбовь. Оксана

    Продолжение. Начало. Да, мы познакомились с Игнатом в ресторане. У меня была страшная депрессия. Со Славиком я рассталась месяц назад, и на…

  • Нелюбовь. Игнат

    Художественное произведение, основанное на реальных событиях, в четырёх частях с эпилогом. Мы познакомились с Ксюхой в ресторане. Как сейчас…

  • Третий сон Анны Петровны. Дно

    Анна Петровна устало закрыла глаза. Вагон электрички мягко покачивался. Постукивал, успокаивал… Всё. Всё. Всё. Скоро будет конец… Анна…

  • Странные предлагаемые обстоятельства

    Продолжение душещипательного и нудного сериала про Анну Петровну. Содержание предыдущей серии можно прочитать здесь. Анна Петровна распахнула…

promo irina_sbor february 9, 09:12 52
Buy for 10 tokens
Художественное произведение, основанное на реальных событиях, в четырёх частях с эпилогом. Мы познакомились с Ксюхой в ресторане. Как сейчас помню, решили мы с мужиками премию отметить. Час, наверное, уже сидели, когда она зашла в зал. С тремя подружками. Да я её сразу заметил, конечно, не…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 56 comments