irina_sbor (irina_sbor) wrote,
irina_sbor
irina_sbor

Война с веснушками. Триллер

Свою уникальную конопатость я осознала, наверное, лет в 10.
Увидела себя в зеркале и задумалась.
И почему это у всех девочек такие белые чистые лица? А у меня…
Взрослые отмахивались от моих недоумений. Говорили, что веснушки меня украшают. И ласково обзывали меня всякими противными словами, типа «Ирушка-конопушка».
Поэтому я очень хотела стать взрослой.
Чтобы объявить войну веснушкам.
И уничтожить их.
Любыми средствами.



художник Виктория Кирдий


Но и до взрослости я стала вести малые боевые действия с использованием крема «Ахромин» болгарского производства. Сострадательная тётушка Валя привозила мне его из командировок в Москву, и я, как могла, увазюкивала веснушки «Ахромином». Веснушки весело хохотали и размножались ещё быстрей.
Я сжимала кулаки и ждала воли.
Вот как получу волю, думала я, все веснушки передушу. Собственными руками.
Воля мне нужна была для свободы от мамы.
Потому что мама моя, имея красоту и обаяние природное, естественное, всегда была противницей декоративной косметики. Она осуждала  все женские ухищрения стать красивой и о моих веснушках думала просто - нечего об этом думать.
И не думала!!!
Зато  думала  я.
И днём и ночью.
И за неё и за себя…и за того парня, который, конечно, никогда не полюбит меня с такими конопухами…
Когда все девочки, как девочки, с милыми чистыми лицами…

Поэтому, когда я поступила в ленинградский институт, я срочно, в ноябре  месяце помчалась в косметический салон «Ванда» что на Старо-Невском проспекте.
Там равнодушная девушка, мастер косметических наук, безразлично выслушав мои стенания, равнодушно сказала:
- Десять масок бадяги, и все веснушки исчезнут.
- А что это такое, бадяга? – робко спросила я.
- Губка. Высушенная. Маски с бадягой сжигают верхние слои кожи. Вместе с веснушками. Будешь чистой и розовой как молодой поросёнок.
- То есть, как это сжигают? -  я испугалась.
- Ну, не как кислота, не бойся. Медленно, потихоньку сжигают эпидермис. Всего 10 сеансов. Каждый по 20 минут. Ты ничего и не почувствуешь.
Ничего не почувствовала я только на первом сеансе.
Так, слегка кожу пощипало…
На второй процедуре всё лицо моё охватило яростное пламя.
Меня так жгло огнём, было так больно, что я плакала, беззвучно и обречённо, стыдясь своей слабости.
Моя косметичка, девушка равнодушная, как все советские работники сферы услуг, не обращала на меня никакого внимания.
В обморок не упала? Не упала. Значит всё нормально.
Вдруг в кабинет заглянула её коллега и увидела мои безмолвные крокодильи слезы.
- Тань, ты на девочку посмотри, она же у тебя слезами заливается. Сними  ты ей маску. Больно же.
Татьяна удивленно посмотрела на моё лицо.
- Странно, неужели так больно? Только второй сеанс. Никакой боли ещё не должно быть .
Я  смотрела на них сквозь слёзы и молчала.
Потому что это была война.
А на войне бывают пытки. Я это знала, но не знала, что пытки будут такие жестокие.
- Ну, будем смывать маску? Или ещё посидишь? Твоё время не вышло.
Я отрицательно покачала головой.
Я выросла на рассказах о подвигах комсомольцев в войну.
Я знала, что надо терпеть.

Когда маску из бадяги смыли и присыпали лицо тальком, боль мгновенно исчезла, я взбодрилась и, купив по дороге несколько штук любимого мороженого крем-брюле в вафельном брикете, покатилась на электричке в общежитие. В Павловск.

Третий сеанс бадяжной терапии был таким же мучительным.
Четвёртый полегче, а на пятом я вообще ничего не почувствовала. Я сидела и радовалась, что всё самое страшное позади.
Моя наивность в те юные годы граничила с идиотизмом!
Но я  этого не знала и чувствовала себя превосходно!
Косметичка обильно обсыпала кожу тальком.
Я увидела в зеркале страшно выбеленное лицо и порадовалась, что в ноябре в Ленинграде стоит такая темнота, что меня никто не разглядит. Поехала на Витебский вокзал, купила себе штуки четыре мороженого и села в электричку до  Павловска.
В вагоне я  стала неторопливо поглощать крем-брюле, тщательно шевеля челюстями….
Когда я уловила первый недоуменный взгляд женщины, сидящей напротив меня, я удивилась. С чего бы это?
Потом забыла, увлечённая мороженым.
Потом я увидела не просто взгляд, а неподдельный ужас на лице парня, который тоже сидел напротив меня….
Я засмущалась.
Подумала, что мне померещилось.
Но на всякий случай вышла в тамбур.
Чтобы ничего уже не мерещилось.
Так в тамбуре, доедая последний брикет, я доехала до Павловска. Добежала до общаги. В комнате рванулась к зеркалу….
Вытаращенными глазами из бездонно инфернальной глубины на меня смотрело чудовищно белое лицо в страшных лохмотьях кожи, которая полопалась и свисала полосками!
Я развеселилась. Я поняла, что от усиленной работы челюстями мой сожжённый эпидермис лопнул, и это выглядело страшновато. Пассажиры в электричке приняли меня за восставшую из ада!
Мне стало еще веселей! Потому что там, за белой пленкой я увидела прекрасную, чистую розовую кожицу молодого поросёнка. Всё, как и было обещано.
И не в состоянии больше терпеть я быстро содрала с лица остатки сгоревших веснушек.
Миру явилась прекрасное лицо!
Ослепительное по красоте!
Но с какими-то двумя странными тёмно розовыми проплешинами. Девочки, внимательно наблюдавшие за превращениями Франкенштейна, удивленно ахнули и предположили, что  странные пятна – это уже и не кожа вовсе.
Это уже то, что у человека обычно скрывается под кожей.
Да фигня, отмахнулась я от гнусных подозрений, что кожу мне сожгли до мяса.

На следующее утро под напором подруг я поехала в салон.
Косметичка, увидев меня без кожи, ойкнула и бросилась куда-то бежать. Она вернулась с представительной дамой, врачом, которая осмотрев мою физиономию очень удивилась, узнав что этот ошеломительный эффект произошел всего за пять сеансов.
- У вас очень тонкая кожа, - принялась объяснять она, -  поэтому вам надо было сразу же, вернуться к нам в салон! Категорически нельзя было снимать кожу самостоятельно! У вас могут остаться рубцы! А вы занимались самодеятельностью…

Я выкатилась из салона обработанная заживляющей мазью, изрядно напуганная, слегка обвинённая.
В ушах стояло  грозное предостережение никогда, никогда не заниматься выведением веснушек, потому что с моей тонкой кожей и редкостно устойчивой пигментацией эти эксперименты могут закончиться очень плохо.
- Запомните, вы не избавитесь от веснушек, - глаза врач были полны сострадания, - поэтому не подвергайте себя таким стрессам. Живите спокойно. Разве это плохо? Веснушки - это так симпатично!
Так симпатично!
Эту идиотскую фразу я много лет слышала от людей, которые даже представить себе не могут жизнь в веснушках. Поэтому я ненавидела и фразу, и людей, её говорящих.
Поэтому я тут же постаралась забыть слова доктора.

Что-то, конечно, тревожило меня,  и даже пугало…Рубцы, например.
Но в душе была невероятная радость – на лице ни одной веснушки! Ни единой! Они все сгорели в ярком пламени неведомой мне губки бадяги и я ликовала!
Я ликовала всю зиму …
Рубцов не было, кожа заросла ровно и красиво. Как я и предполагала, тут же на меня стали обращать внимание парни. С одним студентом у меня даже случился краткосрочный студенческий роман.
А с наступлением весны ….веснушки вернулись ко мне!
Злобно потирая ручонки и глумливо хохоча, они расселись на моем прекрасном розовом лице!
Они пришли, парень ушёл, голова моя кружилась от стремительно меняющихся событий студенческой жизни, и я, честно говоря. решила войну веснушкам не объявлять.
Пока.
Взять перемирие.
На время.
Время наступило через несколько лет.



художник Виктория Кирдий


Я жила в Жданове, работала в городском кинопрокате редактором, и в моей жизни было много пустого времени.
А, как известно, пустое время порождает пустые мысли.
Вот я решила ещё раз нанести удар по собственной физиономии.
Глядя, как я сокрушаюсь от повышенной конопатости, моя сестра посоветовала добавить в любой крем для лица порошок хинина. Который хорошо и бережно отбеливает кожу. Не бадяга какая-то бесчеловечная. А мягкий и добрый хинин. Сказала сестра и принесла с коробочку с порошком.
Я быстро приготовила адскую смесь. На ночь намазалась. И уснула счастливая, веря, что утром встану с дивана прекрасная как Афородита, выходящая из пены морской. А все веснушки останутся в пене.

Утром я встала и пошла на работу.
На работе я поработала немного.
Потом почувствовала неладное. Мир перед глазами стал подозрительно сплющиваться в одну линию…
Я подошла к зеркалу….
Узкими щёлочками глаз из бездонно инфернальной глубины на меня смотрело чудовищно раздутое лицо китайца, обкусанного пчёлами…
Я удивленно ахнула и побежала к начальнику отдела отпрашиваться. Начальник отдела недовольно поморщилась, потом взглянула на меня внимательно, ойкнула и предложила машину до поликлиники. Я застеснялась и отказалась. Поликлиника была через дорогу.

В регистратуре барышня внимательно изучала амбулаторные карты. Она даже не взглянула на меня.
- Талонов нет, - привычно буркнула она на мой вопрос, как попасть к дерматологу.
- Девушка, посмотрите на меня, - я вытащила козырь.

Девушка нехотя оторвалась от бумажек, взглянула, глаза её расширились, она схватила телефонную трубку, быстро сообщила неведомой мне Надежде Петровне, не сможет ли она принять пациентку. Сейчас. Да. Экстренный случай.
Надежда Петровна согласилась и я побежала на третий этаж, чувствуя, что лицо раздувается с каждой секундой. Ещё чуть-чуть и оно лопнет. И я останусь без лица. Всё будет. Руки-ноги, голова. А лицо лопнет….

Надежда Петровна была очень похожа на Римму Маркову в роли докторши из фильма «Покровские ворота». Резать к чёртовой матери, не дожидаясь перитонитов – это девиз именно таких больших, мускулистых, отважных женщин. Докторов с решительным характером и с могучими кулаками.
Увидев меня, Надежда Петровна стала хохотать. Громко и от души. Я хотела обидеться и надуться.
Но не получилось.
Больше  раздуваться было невозможно.

Нахохотавшись, Надежда Петровна устроила мне допрос с пристрастием, а расспросив, стала орать. На меня.
Это у неё, видимо, был такой приём лечения.
Шоковая терапия.
Она стала орать, что я редкостная идиотка, потому что мало мне было одного предупреждения, что я могу остаться калекой, что у меня может случиться отек Квинке, что  она ни за что не отвечает.
Она орала,  размахивала здоровенными кулачищами, и я боялась получить по лбу!
Наоравшись, Надежда Петровна задумалась и удивленно спросила:
- Откуда ты взяла хинин? Его же не достать нигде?
- Мне сестра принесла. Она врач, - робко мяукнула я.
Надежда Петровна стала орать опять. Теперь уже в адрес сестры, которая хоть и врач, но ничего не соображает.
Наоравшись второй раз, Надежда Петровна опять задумалась и сказала:
- Ну что с тобой делать…Ничего. Я ничем не могу тебе помочь. Иди домой и жди. Или отек уйдет сам. Или…
На тот момент я уже имела небольшой опыт аллергических приступов, поэтому опять жалобно запищала:
- Ну, хоть уколы назначьте…. И болтушку….
Надежда Петровна съязвила что-то по поводу болтушки в моей голове, но милостиво назначила мне хлористый кальций в вену и «болтушку»– водную смесь белой глины и цинка,  приносящую видимость облегчения.

Надежда Петровна ещё раз, уже спокойно объяснила мне, что никакие уколы и болтушки не помогут, если в мозгах моих каша, а в мозгах моих каша, это она видит сквозь черепную коробку. И если я ещё раз вздумаю бороться с веснушками, то  паду смертью бесславной, потому что мои веснушки никогда, слышишь, никогда не покинут меня!
Надежда Петровна еще раз потрясла могучим кулаком у меня пред носом.
Никогда!
Никогда. Это слово звучало как приговор.
Как приговор счастливой жизни в окружении влюбленных парней, а потом в окружении счастливой семьи с детьми и мужем. Как приговор хорошей карьере, повышению по службе. Как приговор всему, что окружает обычную  женщину с чистым белым лицом.

С раздутой физиономией и с напуганной душой я вернулась домой.
Отвалялась, отстрадалась, отпугалась и решила, что наступило время больших перемен.
Из врагов я должна сделать веснушки своим союзником. И жить дальше.
Так собственно и получилось.
Могучий кулак Надежды Петровны  отмыл мои мозги от каши.
Веснушки меня не покинули. А я перестала о них думать.
Вообще.
Я увидела, что в мире столько интересного!
Поэтому думать всю жизнь о веснушках – непозволительная роскошь.



художник Виктория Кирдий
                 

Tags: #ностальгия, ностальгия
Subscribe

Posts from This Journal “#ностальгия” Tag

  • Думы о былом. Студенчество

    Своё единственное высшее образование я получала в Ленинградском институте киноинженеров. Учреждение это было для моего ума совершенно не сгрызаемое.…

  • Ода домашним хозяйкам

    Недавно сын, большой любитель питерских букинистических развалов, подарил мне стихи. Радостно преподнёс маленькую чёрную книжечку со словами:…

  • Воскресенье – день веселья

    Недавно увидела на просторах интернета видеоклип на совершенно забытую мной песню. А ведь всё детство прошло под бодрые позывные воскресной…

  • Будет людям счастье, счастье на века...

    Иногда я становлюсь свидетелем жарких споров на вечную тему – а какое оно, наше советское прошлое? Пыточно-гнусное или необыкновенно…

  • Забытые вещи века

    Магнитофон «Романтик» достался мне по наследству от старшей сестры Оли. Она уехала после школы учиться в Ленинград, поэтому мне…

  • Сила аргумента.

    Вчера купила себе зонт. В жутких розочках. Такого венерического цвета, что аж сама испугалась! А продавщица тоже испугалась, что я его не куплю, и…

promo irina_sbor january 18, 21:37 56
Buy for 10 tokens
В творчестве Васи Ложкина женский вопрос есть. Его не может не быть! С кем вы, женщины в России, как бы спрашивает Вася, кто вас в бой ведёт? Кто под красным знаменем раненый идёт? Да и никто не ведёт. Размечтались.... Женщина сама кого хочет схватит и куда надо уведёт. Вася Ложкин.…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 78 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →