irina_sbor (irina_sbor) wrote,
irina_sbor
irina_sbor

Коньяк и директор. Быль

Как-то был у меня один директор.
На самом деле директоров у меня было много, и все чрезвычайно замечательные люди, сплошные очарования!
Но этот перещеголял всех – он лишил меня любимой работы.


Естественно я его не очень сильно любила…
Я знала о его видах на меня.
Быстро покончить со мной не удалось,  процесс затянулся на два года, и всё это время я пыталась его полюбить. Всё-таки, думала я, когда-нибудь мы расстанемся с ним навсегда…  И что же я вспомню об этом человеке? Ведь никакого доброго воспоминания не останется!
Не Василий Палыч -  а какая-то чёрная дыра, космический объект, не испускающий света…
Так  думала я, пытаясь найти хотя бы какое-то положительное свойство души, за которое можно человека простить.  И даже понять. Может он детей любит? Бабушкам бедным помогает? Может он поэзией увлекается? Футболом? Марками? Синичек зимой салом кормит? Ну, хоть что-то должно быть в человеке хорошее? Ничего.


Искала я, искала, что-нибудь положительное и вдруг однажды довелось мне после трудных съёмок испить с ним на студии коньяку. Я тогда к этому напитку  только присматривалась и ничего о нём не знала.
Ещё и раздумывала – нафига мне коньяк, может лучше сразу по водочке.
Была я уставшая и молчаливая. А директор, понимая, что угроза разговора на противную тему журналистского мастерства миновала, взбодрился и давай меня коньяком потчевать:

- Ирина Николаевна, рекомендую коньячку. Это превосходный коньяк, настоящий, армянский, 20-летний. Вот, посмотрите какой цвет! Какие оттенки великолепные!
Василий Палыч восторженно рассматривал бокал на свет и продолжал:
- Согрейте бокал руками, подержите его в тепле своих ладоней, чувствуете, как он пробуждается? Как он наполняется вашей энергией?
Хотела было возразить, что у меня кроме усталости никакой энергии уже нет, но не посмела…
Я была несказанно удивлена.
Но не волшебным вкусом «напитка одиночек» а чудесной метаморфозой, произошедшей с  дорогим Василием Палычем. Его лицо размягчилось, глаза утратили привычную колкость. Движения плавные, голос заворковал бархатными переливами:

- Сделайте один глоток, маленький такой и задержите коньяк во рту! Чувствуете? Ну, как? Чувствуете, какой вкус?
Ничего я не чувствовала, но нарушать безмятежное счастье дорогого Василия Палыча не могла. Я смотрела на него, не мигая и заворожённо, как кролик на удава.
- Подождите, посмакуйте, коньяк не пьют торопливо, не пьют на ходу, это благородный напиток, напиток свободных одиночек!

Я не верила своим глазам. Дорогой Василий Палыч говорил о коньяке с такой любовью, с такой нежностью и придыханием, как никогда не говорил о своих жёнах, детях, коллегах, знакомых и друзьях!
Взгляд, жесты, а главное, чистота этого, на самом деле, серьёзного и глубокого чувства сразили меня наповал.


Дорогой директор, пользуясь моим молчанием, вдохновился ещё больше и стал рассказывать о видах коньяка, о способах приготовления. Оказывается, он давно и увлечённо читает все коньячные сайты и знает об этом напитке всё!

После этого краткого экскурса в мир чудесный,  мир коньячный у нас с дорогим Василием Палычем появилось что-то общее. Я, как это ни странно, полюбила напиток одиночек, и дорогой директор старался меня просвещать при каждом удобном случае. Которые, как известно, в журналистском обществе возникают частенько.
И в эти чудные моменты очередных историй о коньяке я смотрела на его вдохновлённое лицо, на мерцающие таинственным светом глаза цвета тёмного коньяка с добавлением карамели, и понимала – вот за это я люблю тебя, дорогой директор.
Вот за это самое чистое и самое светлое чувство твоей жизни!



Прошли годы.
Василия Палыча уволили со студии так же, как и он уволил меня. Только гораздо быстрей, за несколько часов. И растворился дорогой директор где-то в могучих просторах нашей необъятной родины.
И что интересно, я редко вспоминаю, как он орал на журналистов:

- Будь моя воля, я бы ваши паршивые новости выкинул к чёртовой матери, одной рекламы мне бы хватило, чтобы деньги зарабатывать!
Я почти не вспоминаю, как он вызывал меня к себе в кабинет и, плотно закрыв дверь, вкрадчиво сообщал:
- А ведь я вас могу так выкинуть из студии, что вы работать нигде не сможете! Вы что, забыли сколько вам лет? Кому нужна стареющая пятидесятилетняя женщина? Ну, разве что на вахте сидеть…
Я почти не вспоминаю это…
Но как только я делаю первый глоток коньяка …. я вспоминаю  милую застенчивую улыбку и восторженный взгляд, утонувший в бокале с янтарно-золотистым напитком-одиночкой.


Tags: #ужас, ужас
Subscribe
promo irina_sbor april 6, 2016 12:31 2
Buy for 10 tokens
Сосновый Бор славен не только атомной станцией и собственно сосновым бором. В нашем городке живут потрясающие люди! С Ириной Гориной мы вместе работали в Университете. Она культуролог, кандидат наук, кроме преподавательской деятельности активно занимается просветительской деятельностью среди…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 11 comments