irina_sbor (irina_sbor) wrote,
irina_sbor
irina_sbor

Путевые заметки

А вот недавно наш Салон на колёсах в Ивангород ездил. 
В компанию Женского клуба удачно внедрились мужчины, среди которых был Фёдор Николаевич.
С его светлого портрета я и начну рассказ.




Тяжёлое лето было в этом году у Фёдора Николаевича. Очень тяжёлое.
Несчастья происходят, как правило, неожиданно и оглушительно. Они безжалостно раскатывают человеческую душу и очень важно, чтобы рядом были сочувствующие люди.
Мы, коллеги по Университету, хоть и не работаем вместе уже 3 года, поддержали в трудные минуты нашего прекрасного математика. 
Меня всегда очень трогают примеры человеческой поддержки и участия.
Редко это сейчас, к сожалению, происходит, но  настоящие искренние чувства и движения сердца очень впечатляют.
Мы и в Ивангород поехали компанией бывших преподавателей, что придало ещё больше тепла и хорошего настроения нашему дружному Салону на колесах.

Итак, мы поколесили из Соснового Бора мимо атомной станции, мимо древней Копорской крепости. У стен этой многострадальной святыни Северо-запада проходил фольклорный фестиваль «Копорская потеха». Против фестиваля ничего не имею, но вот многочисленные палатки с продажей всякого добра и еды вступали в такой диссонанс с седой каменной стариной! Что-то не так.
Наше общество необъятного потребления и повсеместной торговли заполонило собой всё что можно и что нельзя!
С трудом выбирали ракурс для фотографии, чтобы не попали в кадр многочисленные торговые ряды.



После Копорской крепости мы заехали в деревню Котлы в церковь Св. Николая Чудотворца.
Невероятно красивую.
Семь лет с 1881 по 1888 год она строилась по проекту архитектора Н.Н. Никонова. Долго строилась. На средства и трудом прихожан. Освящал храм великий русский праведник св.  Иоанн Кронштадтский.
В годы войны с 1941 по 1942 год на территории  деревни немцами был организован концлагерь, а в помещениях храма содержались советские военнопленные.
Сейчас на месте захоронения узников стоит скромный обелиск.
Не забыли потомки.



А потом мы отправились в Копорье на земли, более 100 лет принадлежавшие старинному дворянскому роду Зиновьевых.
Именно на земли!
Потому что кроме земли, старинной липовой аллеи и развалин некогда богатейшей усадьбы  не осталось ничего.
Ничего! Всё стёрто.
Чисто так стёрто…Как словно и не было никогда.

И вот, наконец, мы приехали в Ивангород.
Чистый, по провинциальному уютный, тихий, малолюдный.
Симпатичные газоны около типовых пятиэтажек – отрада для глаз!
На них не растут безумные пальмы из пластиковых бутылок и не размножаются старые  автопокрышки. Жители любовно мастерят сказочные композиции из природных материалов.




Пообедав в замечательной столовой на 150 рублей, мы отправились в Ивангородскую крепость, памятник военно-оборонительного зодчества 15-18 веков.
Самая древняя часть крепости была построена во времена царя Ивана III в 1492 году .
Крепость большая, в хорошем отреставрированном состоянии, чистота, простор  и… ни одного человека.
Наш Салон на колёсах был единственной экскурсией. Оно, конечно, приятно, бродить в одиночестве под мощной громадой крепостных стен, но как-то странно….Никого!





Предполагаю, что отсутствие туристов как-то связано с  въездом в город по пропускам.
Для меня это совсем непонятно.
Ведь, пересекая границу с Эстонией, человек  и так проходит пограничный контроль, зачем ограничивать въезд в город?




Мы поднялись на крепостную стену и стали обозревать великолепные виды реки Нарвы и стоящую на том, буржуазном уже берегу Нарвскую крепость.




Развеселились почему-то вовсю.
Фёдор Николаевич стал пристраивать фотоаппарат для съёмки, а я быстро сделала его портрет с вытянутой рукой. С многозначительно вытянутой рукой… Отсель грозить мы будем!



День был чудесный!
Солнечный, радостный!
На том берегу гуляли эстонцы и эстонки.
Они неторопливо совершали променад по безупречно чистой набережной, украшенной безупречно чистыми газонами с безупречно аккуратными цветниками. Никаких машин, никакой суеты. Чинно. Благородно. Буржуазно.





Наш берег Нарвы, российский, выглядел пролетарски скромно.
Густо заросший и поделённый на участки с высокими заборами, берег был безлюден и мрачен. Никого. Заборы и дома. Дома и заборы.
Я громко выразила свое недоумение.
Патриотичные граждане мне ответили, что эстонцы специально так вылизали свой берег, чтобы мы смотрели и завидовали.
И я позавидовала.
А потом перестала завидовать и занялась фотографированием друзей на фоне красивых вод Нарвы. Или Наровы?




Покинув крепость, мы отправились в фабричное предместье Иваногорода, в район Парусинка.
Посмотрели на  мерзость запустения.
А ведь здесь был реализован  замечательный проект легендарного финансиста, первого управляющего Государственным банком России, промышленника и крупнейшего российского благотворителя XIX в. Александра Людвиговича Штиглица.
В 1845-1851 гг. он построил в Ивангородском форштадте две мануфактуры - суконную и льнопрядильную,  поселок для рабочих по образцу английских фабричных поселений, с больницей, библиотекой, столовой, училищем. Вблизи усадьбы и посёлка разбил парк, который предназначался для рабочих фабрики Штиглица. К концу 1860-х годов на фабрике Штиглица работает 1715 человек.
Спустя полтора века от былого величия и размаха остался только жуткий памятник забвения и печали.



фото из интернета

Здесь же, на землях фабрики построена церковь во имя Святой Троицы.
На возведение православной церкви в Ивангороде Александра Людвиговича Штиглица подвигла тяжелая болезнь его жены Каролины. Церковь заложена 22 июня 1873 года и освящена 17 августа 1875 года митрополитом Исидором.
В течение двух лет здесь работали итальянские и русские мастера.
В 1875 году церковь Святой Троицы приняла первых прихожан.




Сегодня белоснежная, воздушная красавица церковь находится на территории, ограждённой забором с грозными табличками «Проезд запрещен».
Автобусы с туристами, впрочем, проезжают. Прихожане, видимо приходят, богослужения проводятся. За забором. С грозными табличками.
Мы зашли в пустой храм.
Усыпальница барона Штиглица и его супруги была закрыта. Служитель открыл дверь, провел нас в помещение с красивыми отреставрированными надгробиями барона и баронессы.
Хорошо, что справедливость восторжествовала, и последний приют истинного патриота России содержится в достойном виде.
Но…
Какая-то грусть и чувство стыда, неловкости какой-то…
Штиглиц говорил:
«Отец мой и я нашли свое состояние в России. Если она окажется несостоятельной, то и я готов потерять вместе с нею свое состояние».
Нет Штиглица, нет его состояния. Нет его фабрик, домов, больниц, ничего нет.
А Россия есть.



Это скромное деревянное сооружение с буквами ПУТИН я сфотографировала около дороги, ведущей к святому источнику Пиллово.
На обратном пути мы заехали на источник.




Там хорошо.
Часовенка. Рубленная купель для омовения.
Целый комплекс построен для всех боголюбивых путников, стремящихся припасть к источнику, открытому по воле самой Богородицы.
У нас было время побыть около источника, набрать воды, подумать, всмотреться в высокое небо над Ижорской возвышенностью. Попробовать уложить в голове увиденное, услышанное…
Это было непросто.
Моё первое путешествие в Ивангород оказалось сложным по эмоциональному восприятию.
Хотя… а что в нашей жизни легко?


особая благодарность Ф.Н. Подымаке за предоставленные фотоматериалы
Tags: #экскурсия, экскурсия
Subscribe
promo irina_sbor november 5, 2015 23:29 7
Buy for 10 tokens
Я люблю отель «Санкт-Петербург» потому что там есть две потрясающие вещи – панорамные окна с широкими подоконниками и видом на Неву и картофельная запеканка в ресторане «Беринг». Ради этого я готова на многое. Даже на такое - поехать в Питер не ради хорошего спектакля…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 46 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →