Categories:

О бодрых старушках замолвлю я слово

Тётушка моя гулять не любит. Просто из дома её не вытащить! Так бы и лежала целый день на диване с наушниками на ушах. Слушая произведения любимого Антона Павловича Чехова. 

Но обстоятельства и врачи вынуждают. 

И идёт  тётушка на улицу с большой сумкой, в которой лежат пижонские очки от солнца, огромные наушники (маленькие  капли  она не признаёт), плейер с очередным произведением Антона Павловича. 

Она доходит до укромной скамейки в тени больших деревьев, ныряет в очки и наушники и наступает блаженство! 

Но всякий раз это блаженство кто-нибудь  да нарушит!

Вот недавно. Вообразите. Подходит к ней дама. Не юная, что важно понимать, совсем не юная. Скорей уже давно старая.

Садится рядом с тётушкой, кидает на неё любопытные взгляды, а потом и спрашивает:

 - Извините, а сколько вам лет?

 - Девяносто два года, -  ответила тётя честно.

 - Девяносто два? А как с головой у вас, всё нормально? – участливо спросила незнакомка.

 Тётушка смотала провода и наушники в большую сумку, встала и сказала с достоинством:

 - С моей головой все в порядке! А вот с вашей, по-моему, нет!

И гордо удалилась!

И вот вчера, вернувшись с очередной прогулки, тётя рассказывает очередную историю про бодрых старушек. Давясь от смеха!

Сидит на любимой скамейке. Никого не трогает. Чехова слушает. 

Подходит дама с ухоженной внешностью и в элегантной одежде. Вежливо поздоровалась, попросила разрешения сесть рядом. 

Тётя смотала провода и приготовилась к обороне. Но дама оказалась весьма учтива. Они неспешно поговорили о мерзком холодном лете. Потом дама вытащила из сумочки зеркальце и губную помаду, поправила макияж и с любопытством спросила:

 - А сколько вам лет, если не секрет?

Тётя напряглась.

  - Много, - уклончиво ответила.

  - А всё-таки?

Незнакомая дама была так приятна на вид, так доброжелательна, что тётушка опять честно ответила. 

- Девяноста два.

 - Девяносто два? Ой, да молодая ещё! А мне девяносто шесть! – дама с победной улыбкой посмотрела на тётушку.

Маленькое отступление. Вообще, как я заметила, старушки очень любят спрашивать друг у друга возраст, выясняя, кто из них старше, а, следовательно, умней. А потом старушки начинают перечислять свои болезни, споря, у кого болезнь смертельней и страшней. Такие обычно у бабушек разговоры. Поэтому тётушка так не любит собираться с бабульками в стаи. Она Чехова  любит.

Ну и вот. 

Почти столетняя дама так понравилась тётушке, что она решила сказать приятное, тем более это было истинной правдой.

 - Вы так элегантно одеваетесь, у вас такой красивый плащ и шарф в тон!

 - Это да, одеваюсь элегантно, а мужики на меня не смотрят! 

Дама задорно захохотала, а тётушка слабо улыбнулась, ибо такого поворота событий никак не ожидала. Пребывая в  своём библейском возрасте, она любит только Антона Павловича. Из мужиков.

 - Но это и хорошо, - продолжала почти столетняя дама, - хорошо, что не смотрят, а то смотрели бы на меня, а видели мою квартиру!

И дама рассказала, что живет одна. И ей это очень нравится. Никто не мешает и под ногами не путается! Сыновья  навещают, конечно, и внуки приходят,  но больше всего она ладит с невестками.

 - Они у меня замечательные! – добавила дама.

Поговорив ещё немного о жизни, обе старушки разошлись, довольные друг другом. 

А я, выслушав эту историю, задумалась. Сейчас я в равной степени люблю и мужчин и Чехова. Интересно, какая любовь отомрёт первой?

Текст украсили работы финской художницы Inge Löök

promo irina_sbor январь 8, 2016 19:09 30
Buy for 10 tokens
31 декабря, за несколько часов до Нового года в одной обычной квартире на обычной Стеклянной полке появилась маленькая фарфоровая Обезьянка. Она беспокойно поёрзала по холодной прозрачной поверхности, кокетливо изогнулась и замерла, изобразив на хорошенькой мордочке исключительно непосредственную…
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

Error

default userpic

Your reply will be screened

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →