irina_sbor

Category:

Чужое платье

В детский сад меня поднимали под музыку передачи «Земля и люди».

Была в середине 60-х годов на советском радио такая программа для  работников сельского хозяйства.

Заставкой передачи была очень препротивная мелодия!  Скрипки так надрывно выли, изображая, вероятно, бескрайние колхозные поля, что у меня сердце сжималось от вселенской тоски и печали!

Вот под этот сиротский скрипичный стон мама запаковывала меня в шубу-шапку-валенки, папа устраивал  меховой, сердитый на весь мир, куль в люльку мотоцикла ИЖ-Юпитер и мы уезжали в детский сад.

Детский сад находился на другом конце города, очень далеко. Автобусов на нашей окраине отродясь не водилось, поэтому папа вёз меня туда и забирал обратно.

С детскими садами была классическая напряжёнка, и меня  устроили по знакомству туда, куда получилось устроить. Хотя, сказать откровенно, в нашем районе вообще детских садов не было. Частные домики и воинские части, не до садов детских…

Родители мои обрадовались, что сдали ребенка на попечение государства, но государство давай хитрить. Наш детский сад постоянно закрывали. На ремонт, на эпидемию, на обработку….

Поэтому, когда мне было 6 лет и садик закрыли опять на что-то, родители устало вздрогнули  и отдали меня в школу, нарушая все советские законы – в школу брали только с семи лет. Но меня опять взяли по знакомству. Знакомства в нашей стране всегда плевали на законы!

Поэтому  детский сад я посещала мало, одну зиму всего, но воспоминания остались тёплые.

Это было счастливое время, когда во мне ещё не созрел протест против ходьбы строем. Я радостно маршировала парами и любила одного мальчика, потому что у него были пухлые ладошки! Ходить в паре, держась  за эти тёплые подушки, было невероятно приятно.

Однажды я провела ночь в гостях у  воспитательницы. Она предложила,  а я и согласилась. И папа вечером, когда приехал меня забирать, тоже согласился.

Вспоминая это, невольно думаю – вот странность какая! Сейчас такое и в страшном сне не приснится! И зачем я была нужна воспитательнице? Это была молодая женщина, муж моряк находился в рейсе, детей нет, видимо, она  скучала… Я так предполагаю.

Хотя из меня весельчак был, конечно, ещё тот… Стеснительная до безобразия. Зато удобно – я не лезла, куда не просят!

Квартира воспитательницы произвела на меня большое впечатление. Она жила в обычном бараке, как и половина корсаковцев.  Но в единственной комнате деревянные полы были выкрашены в черный цвет с огромным цветным узором посередине в красных тонах. Это было  дивно красиво! Удачное замещение ковра. Ковров в ту пору строительства коммунизма на Сахалин не завозили вообще. Кроме великолепного деревянного пола, меня поразило большое количество лаков для ногтей! Они стояли на тумбе трюмо в одинаковых флакончиках, переливаясь разнообразными оттенками розового.  А больше я ничего не помню. Думаю, что воспитательнице удалось меня развлечь, потому что по дому я не скучала. И это было странно!. Обычно я не любила ночевать в гостях, всегда отчаянно тоскуя по своей комнате.

Так что вся моя детсадовская жизнь благополучно вмещается в небольшую коробку воспоминаний, да в единственную фотографию, законопаченную в пластмассовый шар.

Недавно я вытащила этот кусочек цветной плёнки и отдала на реставрацию. За столько лет заключения он потерял краски и покрылся трещинами. После реставрации я получила ядрёное изображение одного из самых драматических моментов своей жизни — официального фотографирования на добрую память.

Родителей предупредили заранее, что придёт фотограф, поэтому детей надо одеть нарядно. Моя маменька понятие нарядности воспринимала очень своеобразно. То есть никак. Главное, чтобы одежда была чистой и наглаженной, считала маменька и отправила дочь в детский сад в обычном платье.

Воспитатели, когда увидели меня в сером балахоне, заявили, что в таком виде девочку фотографировать нельзя! Это неприлично,  о чём думала мать, посылая ребенка в такой день в таком платье… Как и все дети, я любила «греть уши» на взрослых разговорах, поэтому хорошо запомнила эти перешёптывания воспитательниц.

Услышав, что фотографировать меня не будут, я ударилась в рёв. В детстве я любила всплакнуть слегка... Рыдала я, вероятно, так жалобно и безутешно, что воспитатели посовещались и решили ради такого случая переодеть меня в чужое платье. У какой-то девочки взяли напрокат.

Платье было очень, очень красивое! У меня такого не было никогда! Я угомонилась. Тем более, что у другой девочки взяли бант из розовой газовой косынки и еле-еле пристроили его на мои кудри. Бантов таких у меня тоже никогда не было!

 В руки дали  детсадовскую куклу – я была почти счастлива.

Я уже успокоилась, справедливость восторжествовала, но….

Физиономия обиженного ребёнка так и осталась. И чужие наряды, даже  подружек, даже в студенчестве, я не носила никогда.


promo irina_sbor october 12, 2015 23:30 4
Buy for 10 tokens
В Питер поехали на электричке. В дороге восхищались чистотой и уютом пролетающих платформ и станций. Не все деньюшки, однако, осели в шубохранилище, что-то и на железную дорогу накапало. Быстро добрались до отеля «Счастливый Пушкин». Он, Пушкин, был счастлив по-прежнему. Только…
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

Error

default userpic

Your reply will be screened

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →