irina_sbor (irina_sbor) wrote,
irina_sbor
irina_sbor

Category:

Как я ездила в Баден Баден

Да, вот так взяла и поехала!
Вызвала такси и домчалась до платформы, мимо которой пролетают электропоезда.
Под мелким холодным дождём добежала до вагона, прыгнула в тёплое временное общество безразличных людей и покатилась по рельсам. Куда? Да в Баден Баден!
Куда же ещё….




В вагоне было тихо и уютно.
Пассажиры пребывали в виртуальных объятиях виртуальных миров, поэтому никто не мешал мне думать о вечном. И я думала,  глядя на пролетающие сосны, заборы, особняки, опять  на сосны, заборы, особняки и Финский залив. Ноябрьское сиротство  природы за окном хорошо располагает к неспешным размышлениям.
Ритмичный стук колес, баюкающий и монотонный, был прерван краткими, но очень громкими выступлениями граждан, продающих всякие мелочи, необходимые пассажирам электропоезда.
Батистовые платочки тем, кто плачет, носки тем, кто замерз, лампа без проводов тем, кто шарахается  в темноте …
Коробейники  шли конвейером, и я удивилась такой активности торговли на транспорте.
Одно время их не было совсем.
Толерантность-гласность, подумала я глупо. Почему-то.

И тут  глаз зацепился за очередного докладчика, вернее докладчицу этого увлекательного электричка-шоу.
Дама была немолода, бледна, и, как оказалось, совсем без зубов. С очень громким и противным голосом.
Дама вежливо дождалась, когда очередной продавец покинет вагонную аудиторию и  начала своё выступление. Начала неожиданно. Монологом о бедных животных, которые жаждут тепла и ласки, а Господь любит всех …
Монолог  был прерван выступлением такого же странного молодого человека, который громко и выразительно сказал, что она … очень плохая женщина и … не будет ли сударыня так любезна выкатиться вон из вагона???
Женщина на высоких децибелах стала отвечать … что сам ты … очень плохой человек.
Гражданин взял её за локоток и попытался вывести. Женщина завизжала нечеловеческим визгом, что он не смеет её хватать за руки, потому что она православная на своей земле, поэтому она  имеет право быть в вагоне. Она от Бога,  а вот он от сатаны, поэтому пусть и убирается. Из вагона.
Молодой человек хмыкнул и вышел вон. В тамбур.
Дама расправила плечи и пошла по вагону, громко декламируя в стихах весть, что она живой Бог, она несет в мир добро и любовь, и только любовь спасет мир и добро соответственно тоже спасёт …
Рядом со мной сидела девочка десяти лет с бабушкой. Девочка с глубоким недоумением слушала  стих, а потом спросила у бабушки громким шёпотом:
- Она что? Бредит?
Бабушка зашикала.
Я тоже не понимала, к чему это представление? Всё ждала, что дама начнёт просить деньги. Ведь любовь приходит и уходит, а кушать-то  хочется всегда.
Но дама, закончив малопонятную ораторию, вышла из вагона, не попросив денег.
И я подумала, что, конечно,  толерантность-гласность, но транспортная полиция совсем перестала следить за порядком в поездах.




Я вышла на Балтийском вокзале и устремилась в метро, потому что в Баден Баден удобней всё-таки на метро ехать.
Встала у края платформы и увидела согбенную старушку, в тёмных очках, которая ждала электричку, качаясь от слабости.
Мне стало её очень жалко, потому что я знаю эту старческую немощь… И в таком состоянии лучше уж сидеть покойно дома…
И тут сработал классический закон парных случаев.
Бабушка зашла вместе со мной в вагон и без всякого предупреждения громко исполнила очень длинную песню о служителях Сатаны. Всего содержания я не услышала, потому что вагон на перегоне очень громко стучал.
Когда старушка закончила петь, а это произошло на какой-то остановке, она громко спросила слушателей, которые сидели в вагоне и как заложники были вынуждены слушать всё.
- Ну что, не понравилась моя песня? Не понравилась, -  ответила она сама себе, потому что пассажиры нагло молчали.  – Не понравилась! Потому  что вы все от сатаны,  а я от Бога!
С этим шокирующим заявлением бабуля вышла из вагона, а я опять задумалась, что толерантность-гласность, это конечно…  и даже разумеется…. но очень хочется порядка в общественном транспорте.




Кстати, когда я возвращалась домой, тем же маршрутом, прямо передо мной в электричке сел мужчина, взглянув на которого я вздрогнула и подумала - неужели возможен вариант троичности случаев?
Мужчина был пожилой, худой, очень бледный. Бледный до ужаса.. Он по хозяйски закинул трость на верхнюю полку, сел перед моим носом и стал долго копошиться в огромном и пожмаканном полиэтиленовом пакете.
На нём был синий плащ из прошлого века, из того же времени чёрный берет. Плащ мужчина расстегнул и показав белую, застегнутую наглухо рубашку…
Некоторые  католики и православные именно так носят белые рубашки. С застегнутым до подбородка воротником.
И я затаилась и приготовилась ко всему. На всякий случай. Электричка, в некотором роде, театр на колесах. Только зрители, как заложники, зачастую не могут выйти во время представления…
Ну и вот, я затаилась, искоса поглядывая на соседа.
Мужчина, наконец, перестал возиться и вытащил из пакета … маленький ноутбук. И сложенный пополам почтовый конверт, весь мелко-мелко исписанный. Шариковой ручкой. И, расправив конверт, мужчина погрузился в ноутбук, набирая текст с конверта и добавляя, видимо, свои мысли. 
Мужчина писал так самозабвенно и увлечённо, что я невольно залюбовалась вдохновенным трудом творческого человека! Он тоже был в виртуальном мире, но этот мир мужчина создал сам. И он был создателем.
И я стала представлять.
Вот поэт-писатель-краевед  возвращается домой из Петербурга. Он был на выставке, в музее, на лекции, на конференции. И смотрел, и думал, и записывал свои мысли на старый почтовый конверт. Что было под рукой, туда и писал. И конверт стал хранилищем его ума. Временным. Потому что теперь все умные мысли были в ноутбуке. И вся его жизнь была сосредоточена на этих мыслях, и весь он был в своём мире.
Я смотрела на него.
Одна пуговица на плаще болталась на длинной нитке, готовая в любой момент оторваться и улететь на волю. Мужчина, почувствовав мой взгляд, вдруг вынырнул из виртуала и с удивлением уставил на меня бледные свои глаза. Уставил в упор, с трудом, видимо, соображая, кто эти люди вокруг и где он находится…
Я не стала смущать человека и уткнулась в окно с рассеянным видом.
Мужчина вышел в Ораниенбауме. И это было очень логично. Такие люди живут именно в Ораниенбауме, в старом доме, затянутом жёлтой осенней листвой и тонкой паутиной времён…

Вот и всё.

И я приехала домой. Из Баден Бадена. Чудное, кстати, место! Вообразите.
Ноябрьский дождливо-холодный Санкт-Петербург.
Гремящий  Гражданский проспект, суетливый, неласковый. И вдруг. На странной болотистой полянке среди мрачных серых громад домов стоит маленький деревянный ресторанчик. «Баден Баден» называется. Внезапно. А рядом пруд с утками. Скамейки в ряд.
Хороший ресторанчик.
Там уютно, тепло, вкусно, просторно.
Я провела в Баден Бадене приятных несколько часов! Больше, увы, ничего сказать не могу. Это очень личное и не приставайте!

Текст украсили картины художника Демьяна Ленкова.


Tags: #однако, однако
Subscribe

Posts from This Journal “#однако” Tag

  • Пудрость ума

    Однажды иду на работу. А навстречу идёт женщина. На ней пудровые ботиночки, пудровые брючки и курточка. На шее пудровый платочек, через плечо…

  • Сквозная контрольная точка в забвенье

    Недавно в одной приятной компании журналистов меня познакомили с городом Бердск Новосибирской области. Вернее с его бурной городской жизнью.…

  • Нет предела совершенству

    Кто о чём, вшивый о бане, а я опять о грибах. Опыт вечерней охоты так пришелся нам по душе, что мы решили его повторить. Прибежав с работы, я…

promo irina_sbor october 12, 2015 23:30 4
Buy for 10 tokens
В Питер поехали на электричке. В дороге восхищались чистотой и уютом пролетающих платформ и станций. Не все деньюшки, однако, осели в шубохранилище, что-то и на железную дорогу накапало. Быстро добрались до отеля «Счастливый Пушкин». Он, Пушкин, был счастлив по-прежнему. Только…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 132 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →