irina_sbor

Category:

Весна. Коты. Любовь…

Матильда – дама, конечно, знатная. В некотором роде – муза моя. 

Бесхвостая, странная…

Однако сегодня хочется вспомнить о  котах, живших со мной.

Котов было много. И не потому, что я  ветреная и легкомысленная особа!

Я-то идеал преданности и верности.

А вот коты меня бросали, не оставляя о себе даже фото.

Поэтому фото будет только Матильды.

Мой первый…

Его звали Роман. Смоляной брюнет с ослепительно белой манишкой.  Франт и щёголь. Хлопот не приносил, как и счастья большого тоже.

Просто жил в нашем доме на окраине Корсакова, имея, впрочем, странный способ оповещения нас о  приходе домой.

Нагулявшись по улице, потыкавшись носом в запертую дверь, он с разбега прыгал на  кухонное окно и зависал, вцепившись когтями в деревянные рейки между стеклами. И возмущенно смотрел на наше семейство, обитающее в тёплой и уютной кухне.

Как правило, это происходило морозным зимним вечером.

Ромка висел на когтях до тех пор, пока кто-то не открывал входную дверь.

Тогда он важно отрывался от рамы и деловито трусил к входу.

Однажды глубоким зимним вечером Ромка  с размаха прыгнул на окно соседнего дома.

Хозяйка, одинокая дама, не старая и не пугливая,  долго потом, икая,  вспоминала этот тяжёлый стук в окно, белое пятно, зависшее за стеклом, и два круглых диких глаза, мерцающих холодным зелёным светом! 

Она не  знала о привычках нашего кота.

Ромка умер у нас в сарае, не помню даже отчего.

Мы с мамой  сильно плакали…  

Решили больше кошаков не заводить, чтобы никого не оплакивать.

Но, не прошло и года, как я подобрала на улице комок густой пепельной шерсти на четырёх лапах в шикарных мохнатых шароварах.

Они поразили мое нежное девичье сердце стрелой кошачьего амура!

Кота назвали Фомкой.

Он прожил в нашем корсаковском доме до самого отъезда родителей с острова, постоянно демонстрируя примеры удивительной телепатической связи между котом и человеком.

Дело в том, что летом мы все  выходные проводили  в лесу. Уезжали и на день, и на два, и на три. Домой  возвращались в разные дни, в разное время.

И всегда, подъезжая к дому, мы видели на крыше сарая, примыкавшего к улице, скукоженную фигурку кота, в дрёме ожидающего нашего приезда.

Сначала я не обращала на это внимания, а потом задумалась – ведь не мог же он всё время сидеть на крыше? Не мог. Значит, кот, чувствуя наше приближение к дому, занимал свой наблюдательный пост и ждал.

Чётко зная, что мы подъезжаем!

О том, что у кошек существует телепатическая связь с хозяевами, я где-то даже читала в одной науч-поп статье. Ничего, правда, уже не помню…

С Фомкой было радостно. Он любил спать в ящике моего письменного стола, позволял трепать своё толстое-претолстое тельце и пугал воробьев, заскакивая на их кормушку.

Папаня сколотил для птиц кормушку в виде стола на тонкой ноге в огромном кусте сирени, прямо перед кухонным окном.

Пожелав вернуться домой, и, убедившись, что дверь закрыта, жирняга Фомка плюхался на птичий столик и мрачно смотрел в окно на наше семейство, обитающее в тёплой и уютной кухне.

Услышав скрип открываемой двери, он падал на землю и деловито трусил к входу.

В Мариуполе к нам прибился кот, которого я назвала Бонифаций. 

Кот был шикарный – одна сплошная мышца, битая-перебитая в многочисленных драках. Рваное ухо, нос в шрамах… Настоящий  бандит!

В дом он не заходил никогда, имел  гордость и достоинство.

Еду пожирал, а в дом – ни-ни!

Харизматичное было животное. Ярко выраженный кошачий мачо! Ушёл однажды в неизвестность. Откуда когда-то и пришёл. Все мачо так поступают.

В Сосновом Бору я долгое время жила с котом Усиком.

Не кот – сокровище!

Домой приходил только есть и спать.

На улицу он выпрыгивал из форточки окна моей комнаты. Возвращался тем же путем: запрыгивал на карниз, потом в форточку, потом на пол. Летом  было хорошо, никто никого не беспокоил.

А вот зимой…

Зимой я форточку часто закрываю, комната очень холодная.

И тут этот гад натыркался барабанить лапами по стеклу!

Приятно, знаете ли, среди холодной зимней ночной тишины вдруг услышать звонкий стук кошачьих лап.

Я немедленно просыпаюсь, уснуть уже не могу, слушаю эту барабанную дробь и мысленно посылаю Усика нафиг.

Но телепатическая связь работает, вероятно, только в одну сторону.

Потому что нафиг кошак не идет, а начинает барабанить еще ожесточённее.

Я встаю, тащусь в полусне к окну, открываю форточку и стою ночью на холодном полу под морозным уличным воздухом…стою…

и жду…

Потому что эта сволочь, сидя на карнизе, игриво смотрит на меня сквозь оконное стекло и не двигается!!! Вот такая у нас была любовь!!!

Усик мог несколько минут забавляться моей заспанной злобной физиономией, прежде чем важно запрыгнуть домой.

А когда бедного Усика не стало, и в доме поселилась его придурошная сестра Матильда, я поняла – это мой крест.

Это возмездие за всё плохое, что я в этой жизни совершила.

Это заляпанная грехами карма, это ночи, порванные на клочки, это лужи в коридоре, это пристальный взгляд разноцветных глаз, от которого я  оторваться не могу.

Нас многое связывает. Одна кровать и одни ноги, на которых я хожу, а эта наглая кошка на них спит каждую ночь. 

Мы обе любим Пятничного кота и продолжаем ждать его, хотя надежда тает с каждым днём.

Она всегда знает, когда я прихожу домой, и равнодушно ждёт меня у входной двери. Ходит за мной по пятам из комнаты в комнату, гипнотизируя немигающим взглядом.

Мне кажется, что кошки внедрились в моё сознание с какой-то целью.

С какой?  Это я пока ещё не поняла…

Но чувствую – человечество в опасности!


promo irina_sbor november 5, 2015 23:29 7
Buy for 10 tokens
Я люблю отель «Санкт-Петербург» потому что там есть две потрясающие вещи – панорамные окна с широкими подоконниками и видом на Неву и картофельная запеканка в ресторане «Беринг». Ради этого я готова на многое. Даже на такое - поехать в Питер не ради хорошего спектакля…
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

Error

default userpic

Your reply will be screened

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →