irina_sbor (irina_sbor) wrote,
irina_sbor
irina_sbor

Categories:

Величественная старость

Мне бы хотелось встретить старость величественной старухой!
Не в смысле к моим 170 см росту прибавить 170 кг веса и наводить дрожь на окружающий мир тяжёлой поступью и могучим бюстом, нет…
Я хотела бы удивлять мир своей мудростью, непоколебимой жизнестойкостью и железной уравновешенностью!
В сочетании с ослепительной сединой, сигареткой в мундштуке и хорошим маникюром.
И с детской радостью к жизни.
И с равнодушным  спокойствием к смерти.
Я такой хотела бы стать!  Именно из этого, по-моему,  состоит величественность человека.


Когда я думаю о старости, мне хочется быть похожей на Алису Фрейндлих и на Марину Неёлову.
Дуэт Неёловой и Фрейндлих в  фильме «Карп отмороженный» это высший пилотаж  игры двух величественных актрис!
Это дуэт женщин, не сломленных обстоятельствами, игра, которой можно наслаждаться бесконечно. 
Героини Неёловой и Фрейндлих смешны, нелепы и трогательно беззащитны в своей одинокой, никому не нужной старости. Без макияжа, без прически, в толстых штанах и в  безобразных куртках …
Две самые элегантные  и умные  актрисы отечественного кинематографа великолепно сыграли  обычных сельских тёток.



Недавно пересматривая этот фильм и наслаждаясь игрой великих актрис,  я вспомнила другую величественную старость, с которой мне посчастливилось познакомиться и подружиться.
Она не была актрисой. Она не была учительницей. Она была сварщицей.
И она была, да я надеюсь, что до сих пор остаётся,  величественно прекрасна!

Ирина Ивановна  впечатления величественной старухи не производила. Маленькая, крепенькая женщина с аккуратной стрижкой. Волосы седые, без признаков краски. Лицо приятное, улыбчивое,  без признаков косметических ухищрений.
Впервые я увидела её в рабочей робе и в тяжёлых ботинках  на территории швейной фабрики славного города Жданова. В молодости я и там успела поработать!  Увидела и подумала, что вот, почтенная женщина, а работает маляром. Отдыхала бы себе на заслуженном  отдыхе!
Почтенная женщина оказалась не маляром, а сварщицей ремонтной бригады. Отдыхать на пенсии она не собиралась и вовсю работала вместе с коллегами-мужчинами.
Оказалось, что мы жили с ней в одном районе,  поэтому часто вместе возвращались домой, болтая о жизни и о наших представлениях о ней.
И я полюбила Ирину Ивановну, считая её совершенно уникальным человеком по выбору профессии и мировоззрению! Она восхищала меня своей внутренней свободой!
Всегда с улыбкой, внешне мягкая и покладистая, Ирина Ивановна была обладательницей железного характера.
Брюки,  чёткие жесты, уверенная речь  с лёгким изящным матерком.  Ирина Ивановна производила впечатления не просто командирши, а генеральши. По силе характера и решительности действий. Представить мужчину с ней рядом было невозможно. Сильный человек такую властную женщину не потерпит, а слабого мужчинку не потерпела бы сама Ирина Ивановна.
Но оказалось, что Ирина Ивановна была счастливой женой и мамой двух взрослых детей.  Мужа своего она звала СтарЫй, поэтому я долго не могла понять – кто это? Отец её, что ли? Оказалось, что любимый муж!
Крепость их браку придавало регулярное отсутствие Старого в семье. Он был в плавсоставе, работал на торговом судне  и большую часть времени находился в рейсах.
Ирина Ивановна была великолепной рассказчицей.  Я обожала слушать её истории за жизнь, щедро украшенные пословицами, поговорками и матерными словами.  О семье, о муже, о том, как здорово с ветерком гонять на автомобиле. Она была умна, проницательна, иронична. Бесстрашна.
Мне было странно видеть женщину столь высоких умственных дарований в рабочей спецовке со сварочным аппаратом в руках, но потом я поняла, что уметь так свободно, гордо и независимо нести по жизни достоинство рабочего человека – это тоже необыкновенный талант.

Через год я уволилась из фабрики и переехала в Сосновый Бор, но  каждое лето вместе с сыном  приезжала к родителям в Мариуполь. И долго пыталась разыскать Ирину Ивановну. Я бродила в одинаковых пятиэтажках, звонила в чьи-то двери и, наконец, поняла, что со своим пространственным идиотизмом  я  её не отыщу. Никогда. Я не помню её адреса, и зрительной памяти у меня нет. А может быть она  переехала в другое место.

Своё последнее мариупольское лето 1999 года я провела в судорожной продаже родительского дома и тётушкиной квартиры. Мне было очень тяжело. Множество проблем, страхов и полное одиночество долбили меня круглосуточно.
От панических атак  спасал только сон.  Но спать целыми сутками не получалось. И я стала искать спасение в церкви.
Недалеко от нашего дома был небольшой православный храм. Я бегала на службу по утрам.
Жара была страшенная, свечи в огромных подсвечниках скрючивались и стояли нелепыми загогулинами… Скрюченные свечи  казались мне олицетворением моей жизни. Такой же скукоженной и нелепой.

 Однажды я увидела впереди себя невысокую женщину в белом платочке. Женщина неуловимо напоминала  Ирину Ивановну, но  я прогнала эту абсурдную мысль.
Матершинники и балагуры, любители быстрой езды и чарочки, в храм не ходят. Подумала я, но на всякий случай следила за ней.
После службы я нарочно замешкалась у входа. Мы поравнялись и вдруг женщина, рассеяно скользнув по мне глазами, задержала взгляд и радостно вскрикнула:
- Ира?!
Конечно, я была невероятно рада нашей встрече! Но и удивлена изрядно.
Ирина Ивановна изменилась. Постарела. В платочке и в длинной юбке она стала похожа на простую сельскую бабушку.
Мы расстались быстро, разбежались по делам, но договорились обязательно встретиться.
На следующий день я пришла в гости к своей доброй подруге, которая, конечно, никуда не уехала. Это я со своим склерозом перепутала все квартиры, подъезды и дома.
- Ирина Ивановна, вы ходите в храм, молитесь? Вот уж никак не ожидала вас там увидеть!  – сказала я сразу, потому что эта мысль не давала мне покоя.
- Я сама от себя такого не ожидала, – рассмеялась Ирина Ивановна. – Ты же знаешь, где я и где Бог. На разных полюсах. Так и жила всю жизнь, мимо церкви пролетала. Но вдруг однажды … вдруг однажды  вспомнила, как в детстве бабушка водила меня за ручку в храм. И как мне было хорошо и спокойно, и как потрескивали свечи и пахло ладаном и тихо звякали цепи кадила… Представляешь? Когда-то в детстве была несколько раз в храме, и думать об этом не думала, и забыла совсем, и вдруг вспомнила. И пошла. Когда совсем плохо стало, я пошла. И до сих пор хожу. Не могу уже без храма.

Я слушала Ирину Ивановну, понимая, что передо мной сидит необыкновенная женщина. Величественная старуха! Да, это она. Она рассказывала мне о своей жизни за те 10 лет, что мы не виделись. Как тяжело заболела внучка. Как потеряв надежду на местных врачей, она  повезла  невестку и ребёнка на машине  в Киев. В клинику.
Девочку положили на лечение. Невестка вынуждена была вернуться домой и Ирина Ивановна осталась около внучки одна.
И ребёнок умер.
И бабушка, окаменев сердцем, забыв страх и ужас, погрузила тело девочки в машину и поехала домой, в Мариуполь.
Всю ночь.
Не останавливаясь на отдых.
Без слёз и причитаний.
Она  говорила спокойным голосом, с бесстрастным лицом. Но у меня сердце сжималось, когда я слушала её.
- Но надо продолжать жить, – завершила она свою печальную историю. – Пережить горе, ужас и продолжать жить дальше.

Я стала часто приходить в гости к Ирине Ивановне. Мы много говорили. И я просто физически чувствовала, как наполняюсь силой и уверенностью от этой женщины! То, чего мне так не хватало, она отдавала щедро.
Мои однообразные дни были густо унавожены страхом за бабушек и сына. Я боялась, что не смогу продать дом и квартиру, а если всё-таки смогу, то покупатели меня обманут, а если всё-таки не обманут, то жулики украдут деньги.
И  встречи с Ириной Ивановной, её неистребимый оптимизм, чувство юмора, рассказы про Старого, про детей, про соседей  очень меня успокаивали.
- У тебя всё получится, - не уставала она повторять.  – Всё получится, потому что иначе быть не может! И ты ни минуты не должна сомневаться, что всё продашь и благополучно вернешься с бабушками и сыном домой.
Так и получилось.
Я сделала всё. И я вернулась домой.
И я до сих пор не устаю вспоминать Ирину Ивановну и не устаю удивляться нашей неожиданной встрече в церкви. Вот уж, действительно, пути Господни неисповедимы, и в самые трудные минуты жизни нам посылается Ангел, человек, способный и утешить и поддержать. Причем часто это происходит тогда, когда уже и на помощь не надеешься…

Но я отвлеклась. Я о величественной старости.
Я о том замечательном времени, которое несёт человеку свободу, достоинство и мудрость. Не убивая интерес к жизни.
Но человек часто это не замечает и берёт от старости только болезни,  брюзжание и обиды.
Мне бы хотелось встретить старость величественной старухой!
И, сидя за столом с любимой подругой, лопать салат ложкой, и рассказывать о своей мечте. О Меле Гибстоне! Во мужик был)))




Tags: #настроение, настроение
Subscribe

Posts from This Journal “настроение” Tag

  • Осенняя история

    Первый снег в этом предзимье выпал без романтизма и красоты. Ночью навалил сырых тяжёлых комьев на зелёную траву, на почти зелёные деревья. Я…

  • Журнал. Пятилетняя выдержка

    - Тебе когда-нибудь хотелось закрыть журнал? – спросили меня однажды. - Конечно, хотелось. Два раза. Первый раз, когда я поняла, что моя писанина…

  • Возьми меня!

    И снится мне сон. Стою в лесу, в густых дубравах. А вокруг шмыгают наглые боровики. В красных сарафанах. И, высоко задирая подол, показывая белые…

promo irina_sbor october 12, 2015 23:30 4
Buy for 10 tokens
В Питер поехали на электричке. В дороге восхищались чистотой и уютом пролетающих платформ и станций. Не все деньюшки, однако, осели в шубохранилище, что-то и на железную дорогу накапало. Быстро добрались до отеля «Счастливый Пушкин». Он, Пушкин, был счастлив по-прежнему. Только…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 135 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →