irina_sbor

Categories:

Неспешно и рассудительно

Жизнь после 40 только начинается.

После 50-ти  расцветает махровым алым цветом.

После 60-ти умиротворяет.

После 70-ти успокаивает.

Ну а после 80-ти приобретает совершенно  иррациональный вид, недоступный для большинства населения, поэтому на этот возраст я планов не строю.

Я пытаюсь жить здесь и сейчас, получая из этого «сейчас» максимум полезного удовольствия. 

Например, я ничего не читаю, не слушаю и не смотрю про вирус. Зачем мне про него что-то знать, если я не врач, я ничего не пойму, а забивать голову чужими домыслами не собираюсь.

Из факта вынужденной изоляции я сделала несколько полезных выводов, позволяющих мне с пользой и удовольствием сидеть дома. А так же лежать дома, ходить дома, думать дома.

Во-первых, подумала я, какая удивительно насыщенная и основательная стала у меня жизнь! 

Вот раньше только и делала, что носилась как нервная муха. Туда-сюда, туда-сюда.

 Утром, едва глаз продеру, несусь на работу. На работе, едва поработаю, несусь домой. Через магазины, аптеки и овощные развалы. Там схватила, тут затолкала, ужаснулась, ахнула, побежала. Дома быстро-быстро чего-то пожевала, даже не соображая чего, потому что есть очень хочется, потом опять по квартире пометалась, грязь и мусор по углам растолкала, махнула рукой, ай, да потом всё уберу и в койку. 

Где радость? 

Где удовольствие жизни? 

Где осознанная сосредоточенность на уникальных мгновениях бытия? 

Где я вас спрашиваю? 

Нет ничего. Сплошной забег на длинную и бестолковую дистанцию!

Зато сейчас… Сейчас.. Всё медленно, плавно, неторопливо..

Со вкусом! 

Со вкусом просыпаюсь ранним утром, встаю, потягиваюсь и неспешно  выпиваю чашку горячего кофе. Под шум дождя за окном. Или под солнечную  bossa nova.

 Под холодный воздух, дующий в форточку. 

Под вскрикивания весенних птиц, которым всё пофиг. 

Пью кофе и размышляю. О том, что птицам всё пофиг, и людям пофиг, но не всё.

 Выпив кофею, начинаю разгребать углы в квартире, шкафы и полки, заваленные богатствами. Сколько лет я смотрела на эти залежи утомленным взором, поднимала, было, руку, а потом махала рукой и думала, да ну, нафиг, до лучших времен! И вот они наступили, лучшие времена! 

Я неспешно разбираю  накопленный годами скарб, выбрасываю лишнее, чувствуя, как вместе со старым барахлом на помойку уходят  душевная грязь, накопления раздражений и злости! Всё на помойку! 

А на свободное место, которое я тщательно протру от пыли, я поставлю  обувную коробку. Вчера я  неспешно и со вкусом обклеила её  красивой подарочной бумагой. В безумно яркий цветочек! В обновленную красивую коробку аккуратно положу только нужные вещи! Нужные! Ничего лишнего! И отойду в сторону и полюбуюсь, и вздохну с чувством глубокого удовлетворения. Как у меня все чисто и красиво стало, как всё удачно разместилось  на своих местах и ничего лишнего. 

И удивлюсь, как  столько лет я в этом хламовнике жила? Как? И ведь  удачно всё прятала от посторонних глаз!

Все думали, что я хозяйка хорошая,  хвалили меня и не знали, сколько по углам  да шкафам  хлама и грязи накопилось!

Так неспешно и вразумительно отчистив один  угол, я  пойду на кухню. К большому брату. К холодильнику. А в холодильнике еда всякая. Мышь, привыкшая за столько лет к пустому, гулкому  холоду,  очнулась, реанимировалась и забилась от ужаса на край полки. Сидит, щёки раздувает, жадничает. Считает, сколько раз я в холодильник загляну. И смотрит на меня пронзительно… с презрением смотрит.

Обжорой меня считает, хвостатое недоразумение…

Да, я обжора! 

Но обжора неспешная, несуетливая! 

Я степенно приготовлю обед, и накрою стол нарядной скатертью, и поставлю красивые тарелки японского сервиза, подаренного тётушке аж 43 года назад! На её 50-летие! 

Изящный графин с водочкой, настоянной на кедровых орешках, станет центром нашего стола, вокруг которого замрут тарелки, вилки, ножи. Да, мы с тётушкой позволяем себе иногда выпить по сто грамм! 

Раньше, когда была жива мама, я наливала им по рюмочке и уходила с книгой на диван. А они сидели часами, вспоминая и молодость, и детство и вообще всё. 

Теперь мамы нет, и я слушаю тётушкины воспоминания, много раз слышанные, но все равно уютные и милые. 

Но, когда тётушкина мысль, вспомнив счастливое былое и заклеймив позором позорное настоящее,  плавно переходит на кладбищенскую тему, я деликатно сворачиваю наш обед и отправляю тётушку на диван. Там на подушке скучают синие наушники. Скучают в ожидании очередного аудиопутешествия с Львом Николаевичем Толстым в его бессмертные рассказы. А сама… 

Сама задумчиво смотрю на улицу и слушаю, как гремят в подъезде лица узбекской национальности. 

Да! После трехмесячного забытья,  с наступлением самоизоляции в подъездах нашего дома началась активная ремонтная деятельность. Каждый день в течение месяца мы терпим всяческие неудобства в виде уляпанных побелкой-замазкой лестниц. Сижу и неспешно думаю. Почему так долго? Почему так грязно? Доколе? Хотя  уже и стены  нежно зеленой краской покрасили… 

Ремонт делает большая бригада молодых парней узбеков. Я думаю, что им повезло, они заработают деньги. Может быть, поэтому и ремонт так долго длится? Чтобы больше заработать? Да и пусть работают.  Им ещё тяжелей, чем нам.

Подумав на эту тему, я беру в руки томик Пелевина и начинаю неспешно, со вкусом погружаться в «Искусство лёгких касаний». Книга поглощает меня целиком, о ней хочется думать, о ней хочется говорить, но говорить не с кем. Матильда меня не понимает. Я пробовала ей объяснить удивительное предвидение писателя,  остроумно и аппетитно описавшего  Химеры, этакие смысловые конструкции, с помощью которых происходит манипуляция общественным мнением.

 А вирус, повергший цивилизацию в ужас и коллапс, тоже химерный… 

 - Не правда ли, Матильда, это интересное совпадение? Над этим стоит подумать, не правда ли?  - спросила я Матильду.

 - Правда! - Матильда почесала левой лапой правое ухо и перевернулась на другой бок. И продолжала дрыхнуть. 

Пророчество Пелевина осталось без обсуждения.

Я неспешно продолжала думать. За стенкой заорали соседи. 

До самоизоляции их было неслышно. Они работали, приходили домой поздно и сразу молчком валились спать. 

В первый же карантинный день они устроили дома пирушку, наклюкались до песен и всю ночь распевали их утробными мужскими голосами. 

С тех пор посиделки у них не прекращаются. В суровый мужской хор вписался одинокий женский голосок. 

Обычно пир духа и тела у них проходит по ночам, по утрам случается похмелье, прерываемое воплями.

 - Вера, Вера, иди сюда! –  с надрывом призывает хозяин квартиры, очнувшись от сна.

 - Пошел в жопу! – оптимистично отвечает ему Вера.

И чувствуется в этом диалоге глубокая сермяжная правда…

Я стараюсь наслаждаться каждым моментом своей жизни, цветущей алым цветом. 

Несмотря на изоляцию, дебилизацию и капризную веру.


promo enov 12:12, yesterday
Buy for 20 tokens
27.10.2021. Энов-Концепт. Enov - Concept. "Энов". Концепт-Консорт. Концепт. Концептинг. Концептор. Промотинг. Промотор. Креатинг. Креатор. Менеджмент, Консалтинг, Маркетинг, Рекламинг, Медиа. Концепт - Бизнес . Концепт - Бюро . Концепт-Сет .…
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

Error

default userpic

Your reply will be screened

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →