Categories:

Чилимы озера Буссе

Я люблю сбегать в детство. Сделать это легко и просто. 

Ни самолета не надо, ни поезда, ни билета. Просто сел, закрыл глаза и вспомнил всё. 

До мельчайших подробностей. 

Дом. Лица. Голоса. 

Озеро Буссе. Фотография из интернета
Озеро Буссе. Фотография из интернета

- Ириха, собирайся! За чилимами поедем! – кричал мне папа, едва я продирала глаза ранним субботним утром.

Он уходил в гараж собирать снасти для ловли чилимов, мама на кухне собирала еду, я носилась по дому, собирая своё радостное настроение.

На Буссе!

За чилимами!

В 70-х годах прошлого века тихие безлюдные берега озера-лагуны Буссе были нашим излюбленным местом отдыха.

Мы выезжали на озеро всегда большой компанией. Несколько семей с детьми. Сначала на мотоциклах, а потом на автомобилях Москвич.

Тёплая озёрная вода, красные чилимы в огромном чёрном ведре, ночной костёр, серая дымка утреннего тумана на сонных сахалинских сопках….

Прозрачные дымки над сопками и озером Буссе я в детстве совсем не любила. Нежные переливы островного рассвета меня не волновали. Они были слишком холодные и мокрые.

Моя крохотная душа жадно поглощала красоту уникальной природы, но предпочтение отдавала её самым ярким, солнечным краскам.

 Сахалин - суровый край дремучей тайги и холодного моря. Слишком много туманов, слишком много нудных дождей.

Это сейчас я с ностальгической тоской воскрешаю в памяти картины раннего утра, когда  безмолвное озеро холодно мерцает в кольце синеватых сопок с клочками тумана на тёмных склонах.

Это сейчас я понимаю утончённую красоту сахалинских пейзажей.

А в детстве я просто жила в ней и, ёжась от холода, выползала из тёплого «Москвича» в бодрость утренней росы, смотрела, как встаёт солнце  и серое, чужое, ночное озеро становится тёплым  и родным.

Я включала радиоприемник и заворожено слушала странные гипнотические звуки. Словно в воздухе грустно перекатывались  жемчужины и звонко падали вниз…

Потом я узнала, что так звучит сямисен – национальный  японский музыкальный инструмент. Я слушала гортанные звуки японских песен, протяжные, равнодушные, плывущие над спящими сахалинскими сопками….

Транзистор почему-то ловил только японские радиостанции с  народной музыкой. Вот под неё я и выросла. Спокойная обречённость? Наверное, да, это было так…Спокойная обречённость и отрешённость японской культуры ярко выражается в их национальной музыке. Европейскому уху она кажется скучной, бледной, вялой.

Но я слушала её в окружении туманных сопок, тихой воды ночного озера, высокой тёмной травы.

Абсолютная гармония звука и картинки…

Это производило сильное впечатление…

Буссе соединяется с морем протокой, вода в которой несётся стремительно как в реке.

Приливы и отливы на озере очень мощные.

Вода отступает на далеко вглубь, обнажая заросли густой травы и всю живность этих озёрных джунглей.

Озеро Буссе. Фотография из интернета
Озеро Буссе. Фотография из интернета

В отлив начиналась настоящая охота за чилимами. Мужчины в резиновых полукомбинезонах с драгами в руках медленно двигались вдоль берега.

Драги – огромные сачки с длинной сеткой, волокутся по густой озерной траве и сотни чилимов прыгают в сетку, не соображая, что происходит на этом свете!

Папа в полной готовности
Папа в полной готовности

Тогда, 40 лет назад, озеро ещё не задыхалось от безумной человеческой любви. Его берега были чисты, пустынны, безмятежны… Экологическое равновесие этого сложного природного механизма соблюдалось безупречно, озеро кишело разной живностью!

Папа вылавливал по два ведра чилимов.

Мы их варили тут же в солёной озёрной воде, и начиналось пиршество живота и духа! Потому что в мире нет ничего вкуснее  только что выловленного и сваренного травяного чилима из инфраотряда настоящих креветок озера Буссе.

Никаких изысков. Только чилимы.

 А у взрослых чилимы и водка.

Да.

Взрослые всегда отмечали хороший улов, а я с отвращением думала, как можно портить самую вкусную еду какой-то гадостью.

Папа, брат Женя с женой Тамарой, брат Сергей
Папа, брат Женя с женой Тамарой, брат Сергей

Чилимы съедались как семечки, около каждого человека росла горка красной шелухи.

Иногда наши мужчины, эпатируя женщин, хватали живого, дрыгающего лапами чилима, сдирали с него панцирь и отправляли зеленоватую студенистую тушку в рот.

Женщины визжали, плевались и обзывали мужчин живодёрами.

Мужчины горделиво похохатывали и предлагали попробовать, уверяя, что живой чилим гораздо полезней чилима мертвого. Один раз я попробовала. Редкостная безвкусная гадость.

Пока наши отцы ходили с драгами в глубину озера мы, дети, бродили на мелководье и собирали улиток.

По примеру корейцев, мы варили их вместе с чилимами и лопали жёсткую скользкую мышцу со вкусом круто сваренного яйца. И уверяли друг друга, что это тоже очень вкусно и питательно! Но восторга при этом не испытывали.

Лов и поедание чилимов было, конечно, основным пунктом нашей программы, но не единственным.

Родители страстно любили природу и любили наслаждаться ею неспешно, обстоятельно, без суеты.

Обязательный костёр с разговорами, шутками и с песнями. Взрослые  пели красиво! 

Мама очень любила песню «На тот большак, на перекрёсток»

Мне она тоже нравилась и я даже выучила слова. И мы с мамой пели вдвоём. И я старательно выводила тонким голосом, что жить без любви, быть может, можно, но как на свете без любви прожить? И смотрела, как взлетают и тают в ночи искры, и верила, что уж у меня-то любовь будет только счастливой и без большака с перекрёстком…

Звук над заснувшим озером разлетался далеко по берегу и частенько папе на работе в понедельник кто-нибудь из мужиков говорил:

- Слышали-слышали, как вы песни на Буссе пели!

Тогда на озеро ездило очень мало людей. Это были  одни и те же любители природы и все знали друг друга.

Первыми от костра, ухайдоканные озером, чилимами и впечатлениями отползали дети.

Взрослые, тщательно проверив, спим ли мы, начинали рассказывать у ночного костра неприличные анекдоты и стихи. Я хорошо помню громовые взрывы хохота, перебивающие какое-то невнятное бормотание. Взрослые хоть и знали, что дети спят, но громко не выражались.

Когда у нас был мотоцикл, мы ночевали в палатке. 

Я ненавидела палатку, потому что в ней было жёстко, холодно и тучи комаров впивались в лоб и щёки. И стоило только заснуть, как в палатку вваливались взрослые, давясь от смеха, и шишикая друг на друга, чтобы не разбудить детей. 

Они устраивались рядом, затихали, в тишине опять начинали визжать комары, и папа принимался выкуривать гнусных насекомых. У него была теория, что комары боятся папиросного дыма. Он начинал курить в палатке свой любимый Беломор, комары на полчаса обалдевали, взрослые опять начинали хохотать, но мне это не нравилось.

Поэтому, когда родители купили Москвич, я стала ночевать в его салоне.

Уезжая  от озера, мы тщательно собирали за собой весь мусор и бросали прощальный взгляд на пустынные сонные берега.

Мы не нарушали их покой. Мы с ним мирно сосуществовали.

Да, так было… много лет назад.

Сегодняшняя жизнь озера Буссе печальна. Как и  другие заповедные  места Сахалина, озеро с трудом держит напор безумной любви человеков. Толпы людей, многочисленные автомобили, замусоренные берега, нарушенная экология…

Я этого уже не увидела. И хорошо.

В моей памяти остались прозрачные звуки сямисена, туманные сопки, тихое озеро.

Безупречная чистота и гармония.

Которая и сейчас, спустя много лет, не покидает меня.

Озеро Буссе. Фотография из интернета
Озеро Буссе. Фотография из интернета





promo irina_sbor may 13, 2020 18:37 107
Buy for 10 tokens
Как известно, мужчины делятся на женолюбов, женоненавистников и женопофигистов. О женоненавистниках и женопофигистах рассуждать не будем. Ещё чего. Фу. Лучше поговорим про женолюбов! Женолюбы бывают разные. Дон Жуаны, Казановы и Рыцари. Дон Жуаны женщин домогаются, а Казановы и Рыцари женщин…
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

Error

default userpic

Your reply will be screened

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →