irina_sbor

Category:

На фоне Пушкина снимается семейство

Листая старые альбомы, я вдруг впервые обратила внимание на  фотографии тётушки у книжного шкафа. На фоне Пушкина, Куприна, Паустовского и Льва Толстого. 

Конец 50-х годов прошлого века. 

Южно-Сахалинск. 

В маленьком деревянном японском доме у  шкафа с классиками русской литературы снимается семейство. 

Автор всех этих замечательных фотографий Николай Чудинов, муж тётушки, человек, увлечённый фотографическим искусством. И книгами. 

Николай Чудинов
Николай Чудинов

В семье моей тётушки книги ценили, любили и не жалели сил для их приобретения. Когда начиналась подписка на собрание сочинений в книжный магазин  г. Южно-Сахалинска выстраивалась  очередь. Круглосуточная.

 Дядя Коля стоял в очереди ночью. Тётя Валя днём. 

Сейчас это невозможно представить – люди стояли часами, чтобы оформить подписку на собрание сочинений классиков русской и зарубежной литературы.

Я не уверена, что все счастливые обладатели подписок наЧехова, Мопассана и Золя читали бессмертные произведения великих писателей. Не уверена. Видала я в детстве такие квартиры, в которых на полках стояли тома в картонных футлярах! Книги паковали в такие специальные футляры, чтобы при пересылке не повредился переплет и обложка.

Так вот, книги были новёхонькие, что недвусмысленно указывало на … некоторое безразличие хозяев квартиры к их литературному содержанию.

Но у тёти Вали и дяди Коли всё было иначе. Книги читались и перечитывались, переходили из руки в руки. Книги лежали на столах, кроватях, диванах. Везде! И взрослые и дети читали увлечённо и постоянно. Такая была семья. 

Дядя Коля очень увлекался фотографическим искусством! Он снимал и печатал фотографии с интересом, с азартом, с творческими находками.

Он оставил нам большой альбом своих работ, которые не потускнели с годами, не выцвели. Они донесли до нас  дух времени, лица и события старины… Пусть не глубокой, но уже старины. 

Вот этот портрет мне нравится больше всего. 

Тётя Валя с младшим сыном Сережей. И с Маршаком. 

Фотография, сделанная дядей Колей, лучше всяких слов говорит о том, как он любил свою семью. Жену. Сына. 

И Маршака. Наверное. 

А то чего бы он дал в руки сыну этот маленький и пухлый том сочинений Самуила Яковлевича?

Выросшие среди книг, мы с братом Сергеем не представляем себе  жизни без них. Только теперь он читает электронные. 

А я припадаю к своей библиотеке, которую собирала уже без подвигов ночных стояний.

Кстати сказать, мои родители в такой степени книгами не увлекались. 

Маменька поддерживала мою страсть к книгам, но в очередях за подписными изданиями никогда не стояла. Дома у нас был скромный книжный шкаф с разномастными книгами непонятно откуда взятыми. Поэтому, я всегда мечтала, что когда вырасту, в моей квартире непременно будет очень много книг. Как у тёти Вали и дяди Коли.

А папенька вообще считал, что дома книги держать не нужно, для этого существует библиотека. 

Честно говоря, я и не помню его с книгой в руке. Зато помню папины рассуждения о русской литературе. Вершиной её он считал «Сказку о золотой рыбке» и «Крейцерову сонату».  И почему-то часто вспоминал «Старуху Изергиль». 

Мне эти предпочтения всегда казались странными, но по юношескому безразличию я никогда не спрашивала его об этом. О чём сейчас сильно жалею. 

Недавно разглядывая тётушкин альбом, я увидела любопытную фотографию. Папенька, сидя на ручке кресла, что-то самозабвенно рассказывает тёте Лиле. Тётя Лиля, лучшая тётушкина подруга, замечательная, умная и красивая женщина спокойно смотрит в объектив фотоаппарата. И книги в кадре. 

Вероятно, эта фотография была сделана в 70-х годах. Плохого качества. Но мне она почему-то очень понравилась. Какая-то другая жизнь была. Другая и красивая…

Снимок был  сделан на фоне большого стеллажа. Книг в библиотеке тётушки стало так много, что  им отвели отдельную комнату со стеллажами. 

А всё начиналось с маленького книжного шкафа, в который однажды брат мой Сергей, будучи в младшем школьном возрасте, спрятал дневник с двойками. Наивный мальчик думал, что взрослые в книжный шкаф не полезут, дневник не найдут и можно смело сказать, что он его потерял.

Но в семье книголюбов этот план провалился. Дядя Коля буквально на следующий день открыл шкаф и увидел дневник сына, втиснутый между сочинениями великих русских писателей. Он удивился, старший брат Женя захихикал. А что было дальше, Сергей не помнит.

 - Выдрали, поди? – участливо спросила я, когда он мне рассказал эту историю. Мы теперь коротаем вечера, вспоминая бесконечное и далёкое детство.

 - Нет, ты же знаешь, меня никогда не наказывали!

Это точно. Наше детство было совершенно безнаказанным…


promo irina_sbor march 17, 2018 08:16 100
Buy for 10 tokens
- Ну как? Ну как? Ты в себя сразу вдыхай, слышишь, не задерживай дыхание! Вдохнула? На! Глотни воды! Двое парней, уже вдохнувшие и глотнувшие, смотрели на меня в четыре глаза, ожидая бурной реакции. Хоть какой-нибудь. Я сидела на тёплой прошлогодней траве и судорожно к себе прислушивалась, ожидая…
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

Error

default userpic

Your reply will be screened

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →