irina_sbor

Отрада для души

Вообще-то я не собиралась писать о том, как провела в Питере праздничные дни. Потому что провела я их тихо, мирно, по-семейному.  Отрада для души, да и только!

Но все вокруг так интересуются, как я их провела, а главное, как  Матильда их провела, что я решила об этом написать.

 А так как фотографий я никаких не привезла, то решила украсить текст тем, что есть. Сейчас перед глазами. 

Перед глазами за окном детский сад в ослепительных фонарях и кедр, с которого с грохотом слетели вороны. У них там гнездо. 

Начинается оттепель.

А позавчера был страшный холод. 

Я пошла на станцию пешком, как полярник Амундсен, проваливаясь в сугробы и отплевываясь от колючего ветра со снегом.

В Питер я поехала на электропоезде повышенной комфортности Ласточка. 

У Ласточки большие окна и плавный бесшумный ход. 

Мимо пролетали леса царя Берендея, огромные сосны в снегу и метель. Белый залив сливался с белым небом и я воображала, что еду в никуда. Из ниоткуда. Что я вообще на другой планете. И сижу не в электричке,  а в салоне звездолета! 

У меня бывают такие фантазии. 

И если мы вдруг остановимся, и нас заметет пурга, и все начнут паниковать и ругаться, мне будет хорошо! 

Потому что у меня есть ридикюль, а в ридикюле лежат два тома Шукшина и бутылочка коньяка. Подарок свату на праздник. 

Это – святое, это неприкосновенно, но в случае очень Чрезвычайной Ситуации всегда можно отхлебнув коньячку, почитать рассказы Василия Макаровича. Таким образом скоротать время и поддержать свое душевное равновесие!

Шукшин появился не случайно. После ревизии всех оставшихся мне в наследство книг, я увидела, что некоторые классики имеются у меня в двойном и даже в тройном виде. Я теперь решительно раздариваю их друзьям, но друзья сопротивляются, ссылаясь на нехватку в квартире мест для классиков.

Сват не устоял перед моей решительностью. Тем более томов всего два. Немного-то и места займут.

В Петербурге было ужасно холодно, ветрено, а под ногами месилась снежная каша.

 Поэтому в грузинском ресторанчике мы сидели долго и счастливо, объедаясь любимой грузинской едой.

И уже поздно вечером мы, как колобки,  покатились в разные стороны. Дети к себе домой, а я к сватам. Продолжать вечеринку. Здесь необходимо отметить, что дети у нас совершенно безалкогольные. Поэтому мы сильно не усердствовали. 

Да мы и дома не усердствовали, потому что у нас со сватами оказалось столько общего в мировоззрении, словно мы родственники не по случайности, а по крови. В частности, мы любители больше говорить о коньяке, чем его пить. 

И мы сидели, разговаривали, и смотрели старые фотографии, и я думала, какое счастье привалило мне! Мне невероятно повезло с новыми родственниками! А ведь могло быть всякое…И жила бы я с этим всяким, не в силах что-то исправить и не в состоянии смириться…

На следующий день в Питере было ещё холоднее. Запланированное гулянье по любимым питерским местам пришлось отложить. Мы встретились с сыном на Невском и бодро рванули в ближайшее кафе Буше согреваться горячим кофе.

И мы сидели и разговаривали. И я думала, какое счастье вот так сидеть и разговаривать с взрослым сыном! И видеть, что ему интересно со мной, что ему интересны мои мысли и мои рассуждения.

Моя мечта найти в сыне единомышленника, человека, разделяющего мои убеждения, стала сбываться. 

Я долго и терпеливо ждала. Никогда не навязывала, не внушала, не агитировала. Я просто жила, не скрывая от него своих проблем, радостей, взлетов и падений. Мы всегда были друзьями, но раньше я видела в его отношении к себе только почтительную сыновнюю любовь, результат воспитания. А теперь я чувствую его неподдельный интерес к моему миру, к моим увлечениям. Я интересна ему как личность! 

И он проводил меня до электрички, и мы  ещё стояли на вокзале, обсуждая одну цитату из Библии. И каждое слово было взвешенным и точным, потому что времени было мало. А вокруг толпились замерзшие люди. Ожидающие, жующие, покупающие, звонящие. Огромный гудящий холодный мир!

Момент счастья? Да.

Однажды много лет назад, я ехала в троллейбусе со знакомым священником и рассказывала ему о своём горе, а он слушал и отвечал. И для меня исчезло всё. Троллейбус. Пассажиры. Давка. Остановки. Я только слышала его голос. И боялась пропустить слово.

Когда я была молодой и наивной дурой, я думала, что на такие темы можно говорить только в церкви, или в  каком-нибудь другом серьёзном месте. Но только не среди толпы безразличных людей. В троллейбусной давке или на вокзале. Это кощунство, думала я пафосно.

А теперь я понимаю, что неважно, где говорить. Важно с кем говорить. Важно слышать друг друга и отвечать. 

И вот я приехала домой и осторожно зашла в квартиру, боясь сразу вляпаться в лужу имени кошки Матильды.

Матильда сидела в коридоре и смотрела на меня спокойно и сонно. Словно я и не уезжала на два дня. Словно вообще ничего не случилось. И таки да! Ничего не случилось!

Эта хитрая кошка спокойно обошлась двумя своими горшками, да и скучно ей, видимо, не было.

Правда остаток дня она ходила за мной по пятам. А когда я, изрядно замерзнув в дороге, завалилась на диван под тёплое одеяло, она намертво припала к моим ногам. Впрочем, как обычно.

Отсюда мораль.

Не так несчастна Матильда, как я о ней думала.

Не столько я пью коньяка, сколько об этом говорю.

Нет такой силы, которая может помешать людям встречаться, говорить, любить друг друга. 

Всё в наших руках! 

Все моменты счастья!






promo irina_sbor march 17, 2018 08:16 100
Buy for 10 tokens
- Ну как? Ну как? Ты в себя сразу вдыхай, слышишь, не задерживай дыхание! Вдохнула? На! Глотни воды! Двое парней, уже вдохнувшие и глотнувшие, смотрели на меня в четыре глаза, ожидая бурной реакции. Хоть какой-нибудь. Я сидела на тёплой прошлогодней траве и судорожно к себе прислушивалась, ожидая…

Error

default userpic

Your reply will be screened

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.