irina_sbor

Category:

Два дня в скиту. Глава 1

Минувшие выходные я провела в скиту. В монашеском скиту. Меня пригласили и я поехала. 

Воображение рисовало глухие, дремучие леса на севере Ленинградской области. Там, среди тёмных лесов в тёмных избушках скита, вросшего в землю, живут те, те, кто готов к особому духовному подвигу и отрешению от всего мирского. Отрешенные, молчаливые, просветлённые. В молитве, в трудах, в тишине. 

А вокруг лесные чащи, ручные медведи и не пуганые птицы. 

Таким я представляла себе скит. И думала, что мы только с краю постоим, посмотрим осторожно, чтобы покой и отрешение не нарушать, и уедем быстро. 

Да…

 Оказалось, что страшно далека я от современного православия.

Пять часов дороги в удобном автобусе, и мы припарковались в деревне Пирозеро Лодейнопольского района. 

Я приехала в скит в составе группы благочестивых женщин, прихожанок наших сосновоборских храмов, больших любительниц путешествовать по православным святыням Ленинградской области. 

Нарисованные моим неуемным воображением вросшие в землю избушки скита оказались большой и очень красивой усадьбой. 

Центр усадьбы – каменный храм иконы Божией Матери «Неупиваемая Чаша». 

Вокруг храма цветники, беседки, хозяйственные постройки. Всё белое, нарядное, воздушное. В землю вросли только огромные старые ели и толстые березы.

В небольшом двухэтажном домике напротив храма нас и поселили. Мы приехали к утренней литургии, поэтому, торопливо покидав сумки, поспешили в церковь. 

В храме нам раздали тонкие брошюры с текстом литургии. Для меня это было чрезвычайно полезно. Я плохо понимаю церковно-славянский и то, что читают священники и поёт хор, частенько остаётся для меня загадкой. А тут я могла спокойно читать текст, вникая, понимая и даже внутренне подпевая. 

Между делом я оглядывалась по сторонам. 

На клиросе пели две монашки: одна пожилая дама со строгим лицом, другая молодая, хорошенькая, но лицо тоже строгое. В углу на стульчике  сидела схимница. Глухое чёрное одеяние в белых крестах, особенно капюшон схимника всегда наводит на меня душевный трепет. Вот уж где тотальное отрешение от всего!

Прямо перед священником стояли несколько молодых мужчин. Крепких, плечистых и очень даже симпатичных. Неужели  деревенские, подумала я уважительно, надо же какие интересные мужчины в этой деревне живут. Но потом заметила на одном парне домашние шлепанцы и подумала –  они, что, живут в скиту? В скиту с монахинями?

Стыдно признаться, но я частенько ничего не читаю о тех местах, куда отправляюсь в путешествие. Меня зовут и я еду, предпочитая уловить впечатление,  не замутнённое чужими рассказами и эмоциями.

Поэтому я не знала, что мы приехали не просто в Скит Покрово-Тервенического женского монастыря в честь иконы Божьей Матери «Неупиваемая Чаша»

Мы приехали реабилитационный Центр для людей, страдающих от алкоголизма и наркомании.

Скит был образован в 1997 году. В 2000 году на его базе появился реабилитационный Центр. 

Я знала, что русская православная церковь помогает страждущим вылечиться от своих гнусных привычек, но никогда в подобных местах не была, поэтому удивлению моему не было предела. Я считала, что алкаши и наркоманы вид имеют отвратительный, лица тупые, глаза мутные, а поведение  мерзкое.

А тут я увидела  крепких, симпатичных мужчин с  приветливыми и светлыми лицами. 

Центр принимает на реабилитацию до двадцать пяти человек. Мы увидели человек пятнадцать. В трапезной, в пекарне, на богослужении. Везде работали и помогали священнику постояльцы Центра. Но разговор о жизни Скита я начну всё-таки не с них. 

Руководит этой общиной, именно так я обозначила для себя Центр и Скит, монахиня Силуана. Это она пела на клиросе. Строгая, семидесятилетняя хозяйка этого большого дома. Мудрая и справедливая. С ней живут две монахини, одна молодая, другая, восьмидесятилетняя схимница. 

Духовно окормляет общину иеромонах Никифор. 

Из мирян я видела в общине только четыре женщины и десятка полтора мужчин.

 Вот и всё население этого маленького обитаемого острова в глухих лесах северо-востока Ленинградской области. Интернета почти нет. Мобильная связь почти отсутствует.  

Рядом деревня Пирозеро, в которой я не заметила ни пира, ни озера. Десяток брошенных домов, чёрных и скорбных, и несколько живых домовладений, с хозяйствами. Непременные поленницы дров в аккуратных дворах. Магазин. И всё. Вокруг только километры дремучего леса. 

Мне показалось, что жить в такой глуши страшновато. 

 - А местные жители так и говорят, что когда появился Скит, им стало жить спокойней. У нас колокола звонко бьют, - улыбнулась на мои страхи Юлия, исполняющая множество разных работ. 

Она и свечница в храме, она же хозяйствует в доме для паломников и трудников. 

После службы мы пошли обозревать окрестности. Окрестности были прекрасны! 

Звенящую тишину этого Богом не забытого уголка нарушал размеренный голос кукушки. Она куковала не затыкаясь, из чего я сделала вывод, что жить мы будем долго. И счастливо. Хотелось бы. 

Мы увидели аккуратные грядки с рассадой. Какие-то хозяйственные постройки. Четыре коровы мирно паслись на огороженном от леса пастбище. Сельскохозяйственная техника в ожидании замерла около двухэтажного каменного здания. 

Хозяйство общины было большим и разнообразным. И требовало большого труда. Но трудящихся было не видно. Зато мы увидели батюшку, который сняв облачение, в легкомысленной футболке и брюках шёл куда-то очень целеустремлённо…

Здесь я хочу признаться, что совсем не люблю слово батюшка, применительно к священникам. Оно мне кажется слишком мягким и сентиментальным. По моему скромному разумению священник – это боец, защитник, судья. Одним словом – Отец! Строгий и справедливый. А батюшку и обмануть можно… он добрый… он простит…

Священники нашего сосновоборского прихода именно такими мне и представляются. Отцы! Воины!

Именно  таким я увидела священника Скита отца Никифора. И поговорила с ним. И даже упала в полемику. Потому что он очень интересный человек. Реформатор, так сказали о нём монахини из Тервенического монастыря. 

Мы разговорились с отцом Никифором в месте для курения. Да-да, за условной оградой скита на виду у всего честного народа можно было покурить. Я глазам своим не поверила! Я специально оставила дома сигареты, зажигалку и фляжку, чтобы не фраппировать благочестивую публику, а тут такая свобода нравов!

Нет, мы с отцом Никифором не курили, но своё мнение по поводу этой пагубной привычки он высказал чётко.  Он сказал, что в человеке живут и нещадно терзают тяжелейшие страсти гордыни, блуда, уныния. Вот с ними нужно бороться. Вот о них нужно говорить, их нужно обличать, а мы весь свой пыл на борьбу с табаком тратим…  

Я очень удивилась такому рассуждению. И согласилась с ним.

Не менее категорично высказался священник и о знаменитой программе 12 шагов. Но об этом я напишу потом.



promo irina_sbor май 13, 2020 18:37 107
Buy for 10 tokens
Как известно, мужчины делятся на женолюбов, женоненавистников и женопофигистов. О женоненавистниках и женопофигистах рассуждать не будем. Ещё чего. Фу. Лучше поговорим про женолюбов! Женолюбы бывают разные. Дон Жуаны, Казановы и Рыцари. Дон Жуаны женщин домогаются, а Казановы и Рыцари женщин…
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

Error

default userpic

Your reply will be screened

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →