irina_sbor

Category:

Василий ушёл, пришёл и валяется в обмороке

Я думаю, что я феноменальный феномен, которого понимают люди, кошки, пауки.

Вообразите, вчера днём я увидела Василия, целеустремлённо семенящего по полу. Куда-то. Я так удивилась! Только я  привыкла, что он будет жить у нас с Мотей, и вот вам. Попёрся куда-то. 

И я сказала ему, дескать, Василий, погулять вышел или в подвал с вещами топаешь? 

Василий замер, собравшись в кучку. 

Да, ладно, сказала я ему, живи с нами, я добрая!

Паука не было целый день, и даже ночь. Утром я посветила фонариком под трубу. Никого. Только пучок паутинки … 

Я опять удивилась. Неужели Василий понял меня, обиделся и таки ушёл в подвал?

фотография из интернета
фотография из интернета

Честно говоря, мои отношения с пауками как-то не сложились. Я их не люблю до физического отвращения. А они преследуют меня всю жизнь, начиная с раннего детства. 

Дело в том, что на Сахалине, на моём острове детства, проживают в огромных количествах очень противные и большие паучары, которых мы называли крестовиками. Якобы у него на толстой спине белый крест. Я никогда этого не видела, потому что паук очень чёрный и такой мерзкий, что на него смотреть противно.

Пауки эти живут рядом с человеческим жильем – на домах. Плетут свою паутину на окнах, на дверях. Вечером можно весь дом обойти, сбивая паутину, а утром опять все пауки на своих местах сидят.

Сахалинские крестовики бывают очень крупными, вместе с толстыми мощными лапами они достигают размера грецкого ореха. 

И паутина у них такая же омерзительная. Она очень крепкая, липкая. Пауки плетут свои  полотна размером до 30 см в диаметре  на окнах, над дверью, на проводах, на кустах.

 Иногда, бегая по огороду, я не замечала паутину и со всего маху врезалась головой в крепкие нити, которые с треском рвались у меня над ухом. Я с визгом трясла головой, размахивала руками, и мне мерещилось, что вместе с паутиной, у меня на голове сидит огромный крестовик.

И когда я уже выросла и уехала с острова в свою взрослую жизнь, мне часто снилось, что я попадаю головой в эту липкую крепкую паутину… А откуда-то из черного небытия на меня внимательно смотрит чёрный крестовик.

Иногда крестовики случайно заползали в дом.  Они прятались в углу веранды, закутывая свое толстенное тело в комок белой ваты. Это было отвратительно. 

Иногда в дом захаживали другие пауки. Телом поменьше крестовиков,  но с большим размахом чёрных толстых лап. Они странным образом вдруг появлялись на полу комнаты и замирали,  наводя на меня ступор. Я не могла шевелиться, у меня сжималось горло, и ноги превращались в вату. 

А потом был Мариуполь. А в Мариуполе меня ждали медведки, каракурты и огромные домовые пауки, неизвестного мне обозначения. Они появлялись редко, но очень страшно. Однажды, я увидела такого чёрного монстра на крае простыни, которая свесилась с кровати. А в кровати спал мой маленький сын. Я тогда грохнула этого паука, находясь в каком-то бессознательном состоянии. Потому что обычно я пауков даже убить не могу. Так мне они противны.

А ещё в Мариуполе была армия косиножек, которая страсть как любила жить в комнатах по углам и среди мебельных ножек. Хотя косиножки были не такие страшные. Их тощие тела и ниточки-ноги вызывали даже какую-то жалость… Но мне и они были  противны. Я стала арахнофобом. 

Когда мы переехали на северо-запад, я успокоилась.

Я стала жить в многоквартирном доме. В холодном сыром климате. Большие пауки здесь не водятся, а мелкие по квартирам не бродят.

Каково же было моё удивление, когда я много лет назад увидела паука  в туалете своей квартиры. Не крестовик сахалинский, но и не косиножка. Средний такой паучок. Мерзкий.

Как вы мне надоели, завопила я и грохнула его веником.

 И я всегда грохала веником, когда какая-нибудь мелкая паучья тень пробегала по моей квартире. Потому что я была главной в этом доме, состоящем из двух бабушек и маленького мальчика. И паукам в нашей квартире места не было.

Когда я делала ремонт, я  старательно красила все трубы и пространство под ними, чтобы никакие паучки даже не зарились на мою жилплощадь.

Поэтому недавнее появление паучка под трубой меня страшно разозлило. Сколько можно меня преследовать, подумала я и брызнула на паука какой-то дрянью. Потому что мне даже веник искать было лень. 

Паучок сжался в комок и прикинулся мёртвым. 

И я вдруг подумала. Я подумала,  вот ведь,  Божья тварь, припёрся ко мне жить, а у меня столько места, а я его убить собираюсь. Нехорошо. С ним надо поговорить, чтобы он свалил из квартиры сам. Живой и здоровый.

Паучок немного полежал, потом бодро вскочил на ноги и засел в своём домике под трубой.

И я стала с ним громко разговаривать, убеждая уйти по-доброму в подвал. Тем более там и еды и друзей  больше, чем в моём туалете. Ну и вот. 

Я разговаривала с ним неделю. Я назвала его Василием. Я привыкла, что у нас с Мотей появился замечательный сосед. 

Василий сидел под трубой смирно, акций протеста не устраивал, по ночам не хулиганил. И вдруг вчера я увидела его, бодро шагающим по полу. Куда-то. Я подумала, что парень пошёл-таки в подвал, к еде и подружкам.

Василия не было сутки. Я уже привыкла к мысли, что замечательный сосед покинул нас с Мотей. 

Но сегодня днём, Василий был обнаружен на полу в туалете. Он как бы прикинулся мёртвым. Видимо в подвале ему устроили крендебобель с крендетапелем и Василий еле успел убежать домой. Прибежал и вырубился. Надеюсь, что завтра он очухается и займёт свою жилплощадь под трубой.

И будем мы все вместе жить-поживать и мух поедать….


promo irina_sbor март 20, 2017 23:00 40
Buy for 10 tokens
Как известно, толстушки никогда не унывают! Вот не знаю я ни одной пышной дамочки, скулящей о своей несчастной жизни, стонающей … вопли, сморкающей … сопли, проклинающей… да всё проклинающей! Не знаю! Я видела толстушек в гневе, в заботе, в грусти… Но чтобы в унынии?…
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

Error

default userpic

Your reply will be screened

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →