irina_sbor (irina_sbor) wrote,
irina_sbor
irina_sbor

Русский музей. Портреты друзей в интерьерах

20 декабря, в  самый короткий день года, настолько короткий, что его никто и не заметил, мы поехали в Русский музей. Для меня это был праздник встречи с бывшими коллегами, с подругами и редкая теперь уже возможность провести 8 часов со школьниками, напитываясь их смешливостью, непосредственностью.  Скучаю по молодым лицам, по дурацкому смеху, как вампирёныш какой-то…честное слово…
Ну, про радость встречи с Русским музеем я уж молчу. Русский музей, это наше всё и об этом уже так много и хорошо сказано, что мне и прибавить нечего.


           Итак,  на экскурсию в Русский музей отправилась  компания разномастных школьников и таких же взрослых. Детям  было громко сказано – не есть сразу, не мусорить в автобусе.! Младшие  притихли.
Старшие школьники, понимая, что они и так уже сделали подвиг – дали согласие на посещение Русского музея – вели себя вольно. Они заняли последние места в автобусе, и периодически оттуда доносилось здоровое молодежное ха-ха-ха. Меня это не раздражало. Я люблю детей….Впрочем, я это уже писала…

            Погода была редкостно депрессивная. Дождь и ветер. Уровень воды в реках и каналах повышен. Вода мрачная, свинцовая, как и небо.
                Хотя Петербург в такую погоду, если не думать о депрессии, выглядит очень гармонично.
Небо, вода, здания, дороги – всё абсолютно одного серого цвета. Только оттенки разные.
Это прекрасно! Но не каждый поймет. Житель южного региона, наверное, долго плеваться будет, глядя на нашу «срякоть». А нам – нормально. И только мысль о близком Новом годе как-то назойливо тревожит сердце – как-то белого цвета в городских пейзажах не хватает.
            Русский музей для меня – это картины, расталкивающие память.
                Но об этом чуть позже, а сейчас потрет Фёдора Николаевича.
            Вот он и Анна Иоанновна. Кто более суров и встревожен, как бы спрашивает зритель, глядя на эти лица? И я скажу – конечно, Фёдор Николаевич. Ибо его ждут две стопки тетрадок по математике, и проверить их надо к понедельнику. И рука его не дрогнет, и поставит он справедливые оценки…А Анну Иоанновну тетрадки не ждут! Чего ей тревожиться?



          А вот подруга моя Ольга. Она  бодра и весела.
              Питерская депрессия – не её вариант. В любой, самой сложной ситуации всегда найдется выход, как бы говорит она,  приспосабливаясь к пленительному изгибу тела мраморной статуи. Примите форму предлагаемых обстоятельств, почувствуйте от этого удовольствие и вас ждет удача! Это политическое кредо Ольги я приветствую и пытаюсь всегда применять его на деле.




            А вот  Фёдор Николаевич, который на минуту забыл о тетрадях по математике и поверил в то, что мир прекрасен и удивителен!



            И чтобы закрепить эту мысль торжествующего оптимизма, мы посадили Фёдора Николаевича между двух Ольг и заставили его загадать желание. Пока великий математик что-то бормотал по поводу тетрадок  и оценок, я сделала очередной фотографический плевок в вечность. На удивление – удачный.


            Когда я была маленькой и жила на далёком острове Сахалине, в общественных местах  нашего городка было модно развешивать копии картин великих мастеров. В натуральную величину. Так, например, посещение городской бани запомнилось мне по огромной картине «Девятый вал» Айвазовского. Это было для меня великим потрясением. Сидя в длиннющей очереди, я, не отрываясь смотрела  на гигантскую  зелёную волну, в которой сейчас захлебнутся бедные страдальцы.
            А вот картину «Переход Суворова через Альпы» я запомнила в зале ожидания железнодорожного вокзала.
            Сейчас мне интересно, как ответственные советские работники выбирали картины и места их размещения? По какому признаку? И какой в этом скрывался тайный замысел? Мораль?
             Поэтому не удивительно, что вглядываясь в оригиналы шедевров русской живописи, я упорно вспоминаю и баню и вокзал.
             А вот глядя на «Лунную ночь на Днепре» я вспоминаю Мариуполь. А  это понятно…Куинджи родился в Мариуполе, городской музей носит его имя.
Извилисты изгибы нашей памяти…Трудно, понять её …
             От обилия экспонатов и информации любой музей производит в моей голове сумятицу,  поэтому  я стараюсь выбрать одно самое сильное впечатление и его думать.
             На этот раз я открыла для себя ещё одно полотно Айвазовского «Волна». Раньше наши жизненные пути как-то не пересекались, поэтому я смотрела на волну, открыв рот, приближаясь к холсту и отодвигаясь от него. Я рассматривала слой краски, почти уткнувшись в него носом, пытаясь понять – как это сделано??? Почему из нагромождения пятен и штрихов рождается морская вода, брызги, пена???
Живая вода, живая, каким-то волшебным образом застывшая на полотне.



           Мне кажется, если долго смотреть на картину, то можно захлебнуться. Но это мое такое восприятие.

               А вот сестра посадила нас напротив «Садко» Репина и велела погрузиться в пучину. Мы попытались, и кое-кто успешно погрузился в эту действительно живую и мутноватую воду, полную русалок и всякой всячины…




          Потом мы с подругой обе в розовом, удачно сидели на розовом, чем притянули эстетический взор Фёдора Николаевича, который нас и запечатлел.  Для потомков, естественно.

       

               Наша экскурсия по залам Русского музея была не безмятежна. То школьники, тыкаясь носом в витрины и скульптуры, тревожили священный покой смотрительниц.
                 То я, ожидая  отставшего Фёдора Николаевича, сама отстала от  группы и  галопом неслась по залам, теряя всяческую ориентацию в пространстве.
                  Периодически я натыкалась на такие умилительные сцены погружения в прекрасный мир живописи.


             Закончив беглое знакомство с сокровищницей русской живописи, мы бодро отправились в обратный путь.
                За автобусными окнами продолжала царствовать вопиющая промозглая серость.
                Хмурое утро плавно перелилось в хмурый же вечер, однако в моей памяти остался яркий  и, как ни странно, очень солнечный день.


Tags: #Санкт-Петербург, #музей, Санкт-Петербург, музей
Subscribe
promo irina_sbor january 18, 21:37 56
Buy for 10 tokens
В творчестве Васи Ложкина женский вопрос есть. Его не может не быть! С кем вы, женщины в России, как бы спрашивает Вася, кто вас в бой ведёт? Кто под красным знаменем раненый идёт? Да и никто не ведёт. Размечтались.... Женщина сама кого хочет схватит и куда надо уведёт. Вася Ложкин.…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments