irina_sbor (irina_sbor) wrote,
irina_sbor
irina_sbor

Пулковская высота. Курс на снижение

Всякий раз, посещая места былой славы государства российского, я сама себя успокаиваю…
Да и  ладно, да и фиг с ним, время идёт, всё меняется. Была слава, наступает забвение. Такова жизнь, всё превращается в тлен и уходит в землю….
Но…не  помогает, знаете ли, совсем не помогает….
Когда видишь мерзость запустения, вызванную ни войной, ни эпидемией, ни оккупацией вражины злобного, а равнодушием, ленью и жадностью сограждан, никакие убеждения не помогают.
Пулковская обсерватория.
Большой Пулковский радиотелескоп.
Уныло колышутся порванные провода, трава вразнос.
Осколки былого величия.






В Пулковской я была несколько раз.
В 90-е обсерватория начала проводить экскурсии для любопытствующих граждан,  и нам два часа  какой-то совершенно беззаветно влюбленный в астрономию дядька рассказывал о работе обсерватории, о звездах…
Что-то было непонятно, но его эмоции, его преданность профессии и науке очень впечатляли.
И я помню, что слушала его, открыв рот. О былом величии, о совершенно уникальном товариществе ученых.
Они жили в Пулковской  семьями, и жизнь их была вся подчинена служению науке. Вечерами на этой Пулковской высоте не зажигали уличных фонарей, да их и не было, и работа продолжалась в павильонах с раздвижными колпаками. В наблюдениях за звездным небом. В бесконечных разговорах, спорах и открытиях.
Мы слушали нашего экскурсовода  и, глядя на нищету и разруху основной астрономической обсерватории Российской академии наук, мы верили – ничего-ничего! Надо ещё немного потерпеть, Россия встанет с колен и здесь, над этим уникальным природным заповедником и средоточием научной мысли рассыплется небо в алмазах….






И вот прошли годы.
Я не буду касаться истории смены руководства обсерватории и решения нового директора разрешить строительство капитальных объектов в трехкилометровой защитной зоне. Я ничего не знаю и поэтому не имею права что-то говорить.
Я опишу то, что увидела в ходе рядовой платной экскурсии, которую с большим трудом организовал наш экскурсионный центр Компас 47. С трудом, потому что оставить заявку на проведение экскурсии проблематично.
Заявки принимаются по телефону, несколько часов по определённым дням. И надо иметь железное терпение, чтобы дозвонится в указанный промежуток времени.
Да. Я понимаю, что обсерватория переживает сейчас времена, ещё более тяжелые, чем в 90-е.
Но … жизнь идет. Солнце всходит и заходит. 300 сотрудников обсерватории, из которых 150 научных работников ежедневно приходят на Пулковскую высоту работу работать.
Разнообразную.
В том числе и экскурсионную. Берут за это деньги. Приглашают людей к себе в гости и, как старая, ленивая и равнодушная  хозяйка, показывают свои владения, не подумав навести в них порядок.




Нет, фасад учреждения, следуя нашим национальным традициям хорош!
 Вступая в тенистый, старинный парк с аккуратно подстриженной травой, чистыми дорожками,  упираешься взглядом в чрезвычайно красивое здание гостиницы, с вазонами и колоннами.
Что-то южное, праздничное, безмятежное охватывает человека, попадающее в это царство зелени.




Деревья здесь растут вольно.
Никто не ломает им ветви, придавая обрубленный вид.
 Природный простор, мощная зелень, тишина, безветрие.
На Пулковской высоте свой особенный удивительный микроклимат. Здесь чаще светит солнце. Здесь чистый воздух и поют неведомые птицы. За пафосным зданием гостиницы  находится строгое свежепокрашенное главное здание обсерватории.
Здесь всё, что надо показать  - сверкает, всё, что не надо – прячется в зелени. Как, например, бывшее здание детского сада, а теперь дом для аспирантов. Маленький, потёртый жизнью и не обласканный бюджетными деньгами. Аспирантам и так сойдет.
Один из них был нашим экскурсоводом.





Славный парень, видно, что беззаветно и преданно любит науку и Пулковскую обсерваторию.
Но он совсем не умеет проводить экскурсии!
Это ведь тоже уметь надо. Говорить громко, увлечь  трудящихся души своей прекрасными порывами. Понимая, что перед тобой обычные обыватели, не грузить их научной информацией.
Я по-честному пыталась понять его умные рассказки. Тщетно.
Мне стало скучно бродить  кругами в  двух залах астрономического музея, и я пошла в самостоятельное плавание.
В центре первого зала за толстым ограждением хранится почётный штырь.
 Это точка прохождения пулковского меридиана.
Вокруг святыни папаня с сыном устроили догонялки. Сыну, как и мне, стало скучно и он завыл. Папаня бросился его  развлекать.





Мне, так же как маленькому мальчику отчаянно хотелось побегать кругами, но я сдерживала чувства.
Головы великих сурово взирали на меня со стен.
Головы великих не одобряют такого поведения!
Голова императора Николая вообще всё не одобряет.
Это ясно читается на недовольном царском лице…Да и лицо Струве как-то…не оптимистично.





Потеряв всякую надежду понять научные объяснения молодого аспиранта, я бессмысленно рассматривала серьезные экспонаты, заглядывала в углы со всяким хламом, удивляясь, что даже в этом святом месте, под взорами Ньютона, Коперника вполне себе спокойно уживаются скопления старых, и, видимо, очень нужных в хозяйстве вещей.

Потом мы долго искали тётеньку с ключом, которая открыла дверь, обклеенную обоями. На обоях был рисунок ночного звездного неба, а за дверью – лестница в это самое небо.
Там, под куполом неба нам раздвинули купол крыши, и  телескопом заловили солнечный диск.  И на маленьком экране мы увидели,  что и на солнце есть пятна. Научный эксперимент!



Молодой аспирант увлеченно рассказывал о методах наблюдения за солнцем, а я смотрела на пол, загаженный голубями, на старые газеты, пакеты…




Разруха. В мозгах.
Потому что помыть пол и убрать мусор можно, вне зависимости от режима, власти, смены руководства и курса партии.
Потому что чистый пол и отсутствие хлама – это порядок в голове и доказательство бытия человека разумного.

Потом мы пошли к Большому Пулковскому радиотелескопу.
В густых пулковских кущах скрывались дома. Там когда-то жили учёные. Некоторые дома нежилые, в некоторых еще теплится жизнь, опознаваемая по новым стеклопакетам.





Вот стоит залитый солнечным дождем патриарх.
Павильон большого пулковского рефрактора.
Действующий.
К нему не заросла учёная тропа.





А вот здание специальной асторфизической обсерватории.
Действующей.
Здание помпезно, величаво и со следами былой красоты. Вот здание гостиницы пребывает почему-то в настоящей красоте, а здание обсерватории – в былой…





А вот и площадка Большого Пулковского радиотелескопа.
Глядя на это хочется упасть и разрыдаться…
Всё быльём поросло. Покрылось ржавыми пятнами. Забылось потомками. От былой славы осталось только чувство невыносимой тоски…
И глубокого недоумения.






Это, что какой-то новый эпатирующий сознание трэш?
Экскурсионный маршрут по убогости и разрухе основной астрономической обсерватории Российской академии наук?
С целью разбудить спящее сознание обывателей? Вызвать состояние глубокого когнитивного диссонанса?
Даже в 90-е мы верили, что всё лучшее у нас скоро наступит, надо только подождать. А теперь мы понимаем, что  и эта старина скоро сотрётся с лица пулковских высот… Надо только подождать!
И исчезнет всё. Наука, история, слава, память.
Я все понимаю. Думать о будущем и строить планы развития бессмысленно.
В нашей стране это невозможно, так как будущее нашей страны покрыто непроницаемым мраком.
Поэтому мы не говорим о будущем, не обсуждаем его, не спорим о путях его развития.
Мы обмусоливаем прошлое, пытаемся в очередной раз перебрать его старые истлевшие косточки.
Хорошо. Так давайте это прошлое уважать, беречь, смахивать с него пыль и счищать ржавчину.




Руками не  трогать - это наше всё.
Мы не трогаем руками.
Мы не притронемся руками, даже когда всё будет рассыпаться и разваливаться у нас на глазах. Нам некогда.
Мы идем другим путём. Курсом на снижение.

Tags: #музей, #экскурсия, музей, экскурсия
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Виктория

    Когда рождается девочка и Господь даёт ей красоту, ум и талант, а родители дарят ей имя Виктория, силы тьмы приходят в неописуемое волнение. Это ж…

  • Сентиментальное путешествие

    Я люблю путешествовать. И не обязательно в края новые, доселе мной не виданные. Я люблю возвращаться туда, где осталась частица сердца, куда упорно…

  • Мухомор – царь природы

    Мухомор – царь природы, а кто в этом сомневается – ему же хуже. Кстати, посвящённый никогда не скажет – мухомор, никогда не…

  • Взятка

    Я не умею взятки давать. Один раз, правда, пришлось. Но сопровождалось это действо таким неудобством с обеих сторон, что до сих пор как вспомню,…

  • Острая социальная справедливость. Окончание

    (начало) Татьяна билась отчаянно, но силы были неравные. Женщины разошлись в праведном гневе приступа острой социальной справедливости! Как в…

  • Острая социальная справедливость. Начало

    Татьяна, молодая вдова, приехала в небольшой российский городок из бывшей советской среднеазиатской республики. Приехала вместе с маленькой дочерью,…

promo irina_sbor january 18, 21:37 56
Buy for 10 tokens
В творчестве Васи Ложкина женский вопрос есть. Его не может не быть! С кем вы, женщины в России, как бы спрашивает Вася, кто вас в бой ведёт? Кто под красным знаменем раненый идёт? Да и никто не ведёт. Размечтались.... Женщина сама кого хочет схватит и куда надо уведёт. Вася Ложкин.…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 33 comments